18 Мая 2015

Книга для внука

Уроженец села Алеево Чучковского района первый полный кавалер ордена Славы по армии и Советскому Союзу Митрофан Питенин с войны не вернулся, но живёт в его семье память о нём. С просьбой рассказать о герое к нам обратился житель Рязани Александр Ганьшин.

Наталия Терлеева |
Книга для внука

Уроженец села Алеево Чучковского района первый пол­ный кавалер ордена Славы по армии и Советскому Союзу Митрофан Питенин с войны не вернулся, но живёт в его семье память о нём. С просьбой рассказать о герое к нам обратился житель Рязани Александр Ганьшин.

 

Собрать всё

 

Мы торопимся узнать подробности тех давних событий от ныне живущих вете­ранов. Имена же погибших героев отли­ты в бронзе, и это уже дистанция. Алек­сандр Михайлович счёл это несправед­ливым и напомнил: подвиги соверша­ли люди.

 

— Митрофан Трофимович Питенин — он дед моей жены, Валентины Михай­ловны, — начинает свой рассказ мой со­беседник. — А тёща, ну, я её всегда ма­мой называл, Александра Митрофа­новна, — его дочь...


 

ПИТЕНИН М.Т..jpg

М.Т. Питенин

О легендарном деде жены он узнал в 1980 году, когда они, будучи моло­дыми супругами, поехали в гости к ба­бушке Евдокии Петровне. Она жила в Алееве с семьёй сына Фёдора, другие дети с внуками навещали её. Собира­лись отпускники, как правило, летом. Вот младший из дядей супруги, Юрий Митрофанович Питенин, и рассказал новому родственнику, что отец их, ко­торого он никогда не видел, поскольку родился после его ухода на фронт, — первый полный кавалер ордена Сла­вы. В то время ещё часто вспоминали брежневские указы насчёт фронтови­ков и членов их семей: пенсии им по­высили и включили в списки на разные дефицитные товары. А кавалеров ор­дена Славы приравняли к Героям Со­ветского Союза.

 

Этот орден был учреждён 8 ноября 1943 года. В оформлении прослежи­вается связь с боевыми традициями прошлого — крестом Святого Георгия Победоносца, им награждали рядовых и унтер-офицеров русской армии со времён наполеоновских войн. Георги­евская ленточка их объединила. Как и Георгиевского креста, ордена Славы удостаивались за личные мужество и бесстрашие, проявленные на поле боя. К первой награде Митрофана Трофимо­вича Питенина представили 28 ноября 1943 года.

 

—Раньше-то о деде много писали. И в областных газетах, и в районных, — про­должает Александр Михайлович. — Но, надо сказать, много где и врали. К при­меру, события, за которые он получил второй орден, происходили в феврале, а в статье 1988 года написано: «Немцы бежали по мартовскому снегу...» Да и в Интернете сегодня тоже многое не соот­ветствует действительности.

 

Так, на одном из сайтов сообщается, что родился Митрофан Трофимович Питенин в селе Алеево Пензенской губернии. Но в тамошних архивах такого человека не нашлось. Зато в ГАРО обнаружили Питенина, родившегося в 1900 году в селе Алеево, которое было тогда в Шацком уезде Тамбовской губернии. Ошиб­ись, наверное, из-за того, что в Пензен­ской области формировалась 338-я Неманская стрелковая дивизия, в которой воевал Питенин. Да и первые номера орденов по непонятной причине достались красноармейцам, получившим награду в мае 1945 года. Вот и решил Ганьшин собрать все сведения о славном деде в одну книгу — для своего внука.

 

Смелый и решительный

 

— А сопоставлять мы с племянником, Валерием Николаевичем Питениным, начали по наградным листам, — гово­рит Александр Михайлович. — Уж они-то точно не врут.


Так, в первом наградном листе сооб­щается, что ефрейтор Питенин в ночь с 13 на 14 ноября 1943 года близ дерев­ни Пущай Дубровинского района Витеб­ской области под сильным артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём про­тивника проделал проход в проволочном заграждении и обеспечил продвижение батальона на выполнение боевой зада­чи. Проведя бойцов до первой траншеи, вместе с ними, несмотря на полученное ранение, мужественно дрался с немец­кими фашистами.

 

Ордена Славы -3 степени.png

Ордена Славы


— Бои в Белоруссии шли страшные, затяжные: то наступали, то отступали. Позиции находились рядом, немцы на­ших боялись. Четыре ряда колючей про­волоки выставляли и минировали всё, — продолжает Александр Михайлович. — Дед был сапёром и не раз совершал та­кие вылазки. С 5 на 6 февраля 1944-го он ходил за линию фронта с разведчи­ками — за языком. Когда возвращались оттуда, их обнаружили, и Митрофан Тро­фимович их прикрывал.

 

В представлении к награде написано: «Проявил себя бесстрашным, решитель­ным защитником социалистической Ро­дины». В бою, за который Питенин полу­чил третий орден Славы, он тоже пока­зал себя героем. Готовились к очеред­ному наступлению, юго-западнее Витеб­ска надо было расчистить путь от мин, и 23 июня 1944 года Митрофан Трофимо­вич возглавил группу сапёров. Им по­мешала группа немецких диверсан­тов, пришлось драться. Завладев пу­лемётом противника, Питенин более десятка врагов уничтожил. К этой на­граде Митрофана Трофимовича пред­ставили уже посмертно. Нет, из того боя он вышел цел и невредим. Смер­тельно ранен был через месяц в ходе шквального огня, которым противник, стремясь сдержать наступление, по­ливал позиции Красной армии.

 

Фото деда

 

— И на следующий день он умер в полевом госпитале, — рассказывает Ганьшин. — Рядом сначала и был по­хоронен. Потом уже его перезахоро­нили в братскую могилу в деревеньке Старь, что в Лиозненском районе Ви­тебской области. 1070 солдатиков их там лежит.

 

В прошлом году Белоруссия отме­чала 70-летие освобождения от фа­шистско-немецких захватчиков. Ми­трофану Питенину по такому празд­ничному поводу поставили индивиду­альную мемориальную плиту. На от­крытие пригласили родственников.

 

— Сын, внуки, правнуки. В количестве 12 человек мы поехали в Бело­руссию, — вспоминает Ганьшин.

 

Поразило всех, как заботятся бело­русы о захоронениях советских солдат. Мемориалы чистые и ухоженные. А вои­нов называют освободителями. Благо­даря белорусским поисковикам внуки и правнуки Питенина узнали, как выглядел их дед. Это они нашли в архивах бое­вой листок «Бей врага!» с фотографией и статьёй о нём.

 

— Снимок тоже помещу в книгу, дру­гих его фото, к сожалению, нет, — гово­рит Александр Михайлович. — Весь бое­вой путь деда в картах и схемах там тоже будет. Ведь он и до Белоруссии воевал. И славно воевал: автомат не бросил, из боя не вышел. Сражался в составе 33-й армии, про которую у нас говорили, что она вся погибла в окружении под Вязь­мой. Сейчас с каждым годом всё боль­ше открывается архивов. Внук Степан — парень толковый, вырастет, глядишь, и допишет что-нибудь в эту книгу.

 

О том, каким Питенин был в мирной довоенной жизни, супруга его, Евдокия Петровна, специально не рассказывала, но косвенно он всегда присутствовал в жизни семьи.

 

Однажды Валя, Валентина Михай­ловна, слегка сына нашего стукнула, он что-то ослушался, так бабушка сразу: «А вот Митрофан Трофимович ребёнка ни­когда рукой не трогал, если только скажет что, и то — ласково. И ни одного че­ловека чёрным словом не обидел», — поучительно заключает Ганьшин.

 

Наталия Терлеева

«Панорама города» №19 – 13.05.2015


Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74