11 Сентября 2017

Вера и комфорт

Может ли христианин стремиться к комфорту - в повседневной жизни или на богослужении в храме? Что происходит, когда понятие «удобство» в вере становится для человека одним из основополагающих?

Вера и комфорт

Несколько лет назад у нас в храме были прихожане - семейная пара с ре­бёнком. Они приходили почти на все богослужения, причём неизменно с сы­ном - тогда дошкольником, но вдруг неожиданно пропали. Некоторое время спустя мы встретились на прогулке в парке, и на мой вопрос, почему они пе­рестали приходить, Оля (так звали ма­му) ответила: «Нам у вас в храме слиш­ком комфортно». А дело в том, что при храме, куда мы ходили, была довольно большая трапезная, где во время служ­бы могли находиться дети. Для родите­лей это было удобно: можно было прийти с дошкольниками и младшими школьниками не к самому причастию, а к началу службы, оставить их рисовать и играть в трапезной, а самим спокойно стоять в храме и молиться. Я и сама так часто делала, поэтому ответ Оли меня удивил.

- Понимаешь, - объяснила она, - сыну там, конечно, очень хорошо: он занят делом, не бегает по храму, не ме­шает никому. Но он уже не такой ма­ленький, пора ему понемногу приучать­ся к молитве и богослужению, а не по­лучается: не хочет он с нами стоять в храме, пока остальные дети играют. Ну, мы и решили ходить пока в другой храм, где не так удобно и где сыну нет соблазна увильнуть от службы, а нам - упростить себе жизнь.

Конечно, с одной стороны, хорошо, когда в храме мы чувствуем себя ком­фортно, когда есть куда повесить верх­нюю одежду, положить лишние вещи, присесть ненадолго, если устали ноги. Всё это удобно и в какой-то мере помо­гает поменьше думать о внешних об­стоятельствах, отвлекающих от богослу­жения и молитвы. Но, с другой стороны, слишком привыкнув к такому комфорту, чувствуешь опасность чересчур рассла­биться. Вот «наше место» у иконы, где мы всегда стоим, вот «наш стульчик», на котором можно посидеть, подсвеч­ник, с которого надо вовремя снимать огарки свечей, - всё привычно, отрабо­тано, ничто внешнее вроде не мешает.

В этот момент можно посидеть, в дру­гой - перекреститься, и мы как-то не­заметно переключаемся мысленно на погоду за окном, на слишком яркую юб­ку (или вообще - брюки!) соседней де­вушки, на забытый на плите суп. Не всегда, но так бывает. Удивительно, но одинаково трудно молиться и когда не­удобный ботинок жмёт ногу, и когда во­круг всё идеально комфортно. В первом случае нужно преодолеть внешние об­стоятельства, во втором - внутренние, духовные.

Многие, наверное, замечали, что ко­гда в нашей жизни всё хорошо, то ду­ховная жизнь как-то понемногу сходит на нет. Все здоровы, на работе всё хо­рошо, дети учатся нормально, с мужем отношения в порядке. Мы не волнуем­ся, не беспокоимся, и пропадает необ­ходимость постоянно обращаться к Богу с просьбами помочь тут, исправить там... И вот вместо литургии утром мы уже решаем немного поспать. Выход­ной же в конце концов, один раз можно! А вместо вечерних молитв интереснее посмотреть популярное шоу или почи­тать детектив. Мы забываем, что духовная жизнь - это вовсе не постоянное вымаливание у Бога решения наших проблем и что обращаться к Нему нуж­но не только в трудностях, а постоянно, в том числе с благодарностью за спо­койно прожитый день. Комфорт рас­слабляет нас, и порой, чтобы вернуть человека в духовный тонус, Господу приходится посылать нам какие-то ис­пытания и неприятности.

Единственный способ здесь - на­сильно выходить из такой зоны комфор­та, как Оля из истории вначале. Навер­няка ей было неудобно привыкать хо­дить в новый храм, тем более с малень­ким ребёнком, приучать его к службам. Это и есть отказ от привычного ком­форта. Она вовремя почувствовала свою леность, необходимость вопреки собственному удобству позаботиться о своевременной духовной жизни для своего ребёнка.

Христианство, да, наверное, и любая религия, в принципе «некомфортно» для человека. Необходимо постоянно со­вершенствовать себя, делать в основ­ном не то, что хочется, а то, что нужно: отказаться от удовольствий, заставить себя не раздражаться на людей, пер­вым просить прощения. Всё это, конеч­но, трудно и неудобно. Поэтому порой мы даже должны быть благодарны вне­шним не очень приятным обстоятель­ствам, которые буквально заставляют нас отказаться от удобства и задумать­ся о главном - о Боге и душе.

Светлана Исаева

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73