14 Ноября 2014

Страсти по Наталии

Подлинная народная культура ныне не в чести?

Михаил Колкер |
Страсти по Наталии

Подлинная народная культура ныне не в чести?

 

Об открытии новой мемориальной доски на здании знаменитой женской гимназии Екимецкой, так же как и о Лебедевских чтениях, в местной прессе появилось несколько небольших сообщений. Хотя, на наш взгляд, это событие достойно более подробного рассказа.

 

О Наталии Лебедевой – этнографе с мировым именем – нынешние рязанцы узнали благодаря стараниям нескольких энтузиастов, и главным образом – директора областного Центра народного творчества, этнографа, почетного гражданина нашего города Вячеслава Коростылева.


pipl_4_189aowB_40.jpg


Вячеслав Коростылев


– Работами Лебедевой восхищаются в ЮНЕСКО, в крупнейших мировых библиотеках. Как величайшую ценность хранят ее монографии по народному костюму. Она признанный авторитет среди этнографов всего мира. А у нас в Рязани, на ее родине, –  тишина... Не то, что мемориальной доски – само имя для большинства пустой звук!


Этот разговор состоялся несколько лет назад. Для Вячеслава Васильевича это больная тема. Его стараниями были заново открыты работы Наталии Лебедевой, возвращены к жизни уникальные исследования крестьянского быта. Много раз в наших беседах пытался понять, почему лебедевская тема занимает такое важно место в его жизни. И, кажется, понял: они просто похожи. Одна любовь к родной земле, одна боль и обида за подлинное народное, вытесняемое бесчисленными эстрадными подделками, разменянное на глупых матрешек и расписные коромысла. Но обо всем по порядку...


Трагическая судьба


Наталия Николаевна Лебедева родилась в Рязани в 1894 году в семье нотариуса. Окончила гимназию с золотой медалью и Бестужевские высшие женские курсы с отличием. По образованию – историк.


С 1923 по 1932 год работала в Центральном музее народоведения. Собирала этнографический материал в Новгородской, Псковской, Рязанской областях, а также в Белоруссии. Опубликовала ряд уникальных материалов по истории народного костюма и планировке жилища.


В 1933 году арестована по ложному обвинению. Осуждена по статье 58 (контрреволюционная деятельность). Выслана в Тюмень. К научной работе смогла вернуться только в пятидесятые годы. Умерла в 1978 году, похоронена на Скорбященском кладбище.


Сухая биографическая справка... А за ней трагическая судьба выдающегося ученого.


Ее взяли в тридцать третьем


Наталию Лебедеву арестовали в то время, когда уже были опубликованы ее первые работы по русскому традиционному костюму. Уже в Европе и Америке в восхищенном удивлении разводили руками, увидев рязанские поневы, снованки, колышки, расшитые руническим орнаментом и стилизованными петухами – красное по черному, красное по белому, как запекшаяся кровь...


Дело Русской национальной партии от начала до конца было выдумано гэпэушниками, как и многие другие дела. По абсурдным обвинениям были арестованы известнейшие ученые-слависты. Эти прекраснодушные бродяги со своими поневами и древними плачами были как кость поперек горла. Мешали, путались под ногами. Размалеванная деваха из кафешантана а-ля рус, столь милая сердцу пролетарских вождей, не значилась в их отчетах из российской глубинки. Лебедеву взяли в 33-м.


Удивительно, но эти «интеллигентики» оказались крепче партийцев - подпольщиков. Лебедева не подписала ни одного протокола. Отказалась снять православный крест и никого не «сдала». Возможно, это ее и спасло: три года ссылки в Тюмень – по тем временам наказание чрезвычайно мягкое.


А через три года после ареста по личному ходатайству Надежды Крупской ей разрешили вернуться в Рязань. В ее старый дом на улице Урицкого...


Лебедева всегда на равных разговаривала со всемирно известным академиком и неграмотной крестьянкой из глухого рязанского села.


Ваш старый бродяга


– Первый раз я ее увидела в конце шестидесятых, – вспоминала Вера Ивановна Чернышева, председатель Рязанского отделения Всероссийского общества охраны памятников архитектуры, истории и культуры, сопровождавшая Наталию Лебедеву в нескольких экспедициях. – Одета очень просто. Совершенно по-крестьянски подвязанный платок и дорожная палка- клюка в руках. Не любила Наталия Ивановна машин, очень редко ими пользовалась и нас учила: только пешком, как деды и прадеды, можно добраться до настоящей истории народа.


Лебедева с дорожным посохом обошла сотни деревень. Забиралась в настоящие медвежьи углы, чтобы зарисовать покрой сарафана или записать свадебный обряд. Очень боялась, что вместе с возможностью передвигаться на автомобилях по хорошим дорогам этнографы забудут о затерянных в лесах и среди болот деревушках, где еще живет подлинная, не тронутая современным бытом Русь. Подписывала письма друзьям: «Ваш старый бродяга». «Бродить», «бродяжить» – любимые слова. «Скучаю по бродяжничеству...» – писала потомственная дворянка, в тридцать лет уже ставшая почетным доктором Оксфордского университета, и при этом скромный архивный работник, усталый путник на бесконечной дороге среди родных лесов и полей...


В традициях российского меценатства


Из небытия имя Наталии Лебедевой уже в наше время вернул Коростылев. Изданы работы опального этнографа. Регулярно проводятся Лебедевские чтения, на которые собираются крупнейшие специалисты по народному творчеству.


–  Я много лет говорил о том, что отсутствие в Рязани мемориальной доски, посвященной Лебедевой, – позор! – рассказывает Вячеслав Васильевич. – В разных начальственных кабинетах объяснял, доказывал очевидные вещи. И безрезультатно... В этом году Наталии Лебедевой исполнилось 120 лет. И снова ощущение, будто, кроме нескольких человек, у нас в Рязани это никому не интересно. В конце концов решил: не хотите - не надо! И на собственные средства заказал известным московским скульптурам Александру и Владимиру Твердовым (отцу и сыну) бронзовую стелу. На мой взгляд, получилось здорово.


Вячеслав Васильевич предложил установить мемориальный знак на стене школы №1 (бывшей женской гимназии Екимецкой), которую в свое время окончила Наталия Лебедева. Решение принимали депутаты городской Думы. Казалось бы, о чем тут спорить – человек на собственные средства делает городу такой подарок? Но существует и другое, довольно странное мнение. Мол, почему на стеле указано, что установлена она стараниями Коростылева? Да потому что это –  правда! Потому что это –  в традициях русского меценатства. Подобные надписи есть и на памятнике Пушкину в Одессе, и на здании Московского художественного театра в Камергерском переулке... Для чего? Чтобы помнили: в любые времена в России находились люди, неравнодушные к судьбам отечественной культуры.


Слава Богу, здравый смысл возобладал. Во многом благодаря твердой позиции главы муниципального образования Андрея Кашаева.


Что страшнее санкций?


Месяц тому назад наконец- то открыли мемориальную стелу этнографу Наталии Лебедевой на фасаде рязанской школы №1. Это событие приурочили к ее 120-летию и V Лебедевским чтениям, которые открылись в тот же день в областном Центре народного творчества. Учредителю Лебедевских чтений Вячеславу Коростылеву была вручена благодарность главы муниципального образования Рязани «За беззаветную преданность идеалам России, сохраненным в образах и произведениях народной культуры, за бесценный дар нашему городу бронзовой стелы в память о Наталии Ивановне Лебедевой». Также награды главы муниципального образования удостоили и руководителя центра Елену Шаповскую — «За вклад в развитие идей Наталии Ивановны Лебедевой».


–  К огромному моему сожалению, у нас принято считать культуру частью обслуживающей инфраструктуры, –  печально улыбается Коростылев. –  Нечто увеселяющее, что стоит где-то между рестораном и сауной. С культурой же истинной дело обстоит гораздо сложнее. Тут ценности измеряются не рублями и даже не долларами. А жизнеспособностью народа, страны, государства. И вот здесь истинный (или, говоря научным языком, аутентичный) фольклор играет роль питательного слоя. Уничтожив его, мы погубим культурный генофонд... И это будет пострашнее любых санкций.


Михаил Колкер

"Вечерняя Рязань" № 30 от 14.11.2014.

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73