24 Апреля 2019

У войны не детское лицо

Главы из книги "Это наша с тобой биография" ч.1

У войны не детское лицо

В Рязань я приехала вместе с мужем сразу после войны. А до этого жила в Минской области неподалеку от Дубровки. Известный фильм «Вызываем огонь на себя» в наших местах снимался. В год начала Великой Отечественной войны мне было 11 лет. Детские впечатления, связанные с войной, не дают мне покоя всю жизнь, и случаев трагических много на моей памяти. 

Однажды ночью двое партизан пробрались в нашу деревню, залезли на колокольню и из пулемёта стали расстреливать врага. Завязался бой, но силы были неравны, и очень скоро наши ребята погибли бы, но с другого берега Десны прибыло подкрепление. Бой продолжался долго, часа три. Немцев в тот день партизаны положили много, а мы, дети, помню, волокли их тела в овраг. Взрослые иногда стаскивали с убитых обувь – нищета же была безнадёжная.

 И страшно, очень страшно в те моменты было. После боя партизаны предупредили, что надо всем уходить, немцы вернутся, будут мстить. Часть мирных жителей переправили на пароме, но скоро он сломался, и половина так и осталась на опасном берегу. Пришлось возвращаться в Дубровку, которая уже была захвачена фашистами. Жителей всех выстроили и вот-вот расстреляли бы, но вмешался староста. Не представляю как, но ему удалось уговорить командование не творить злодейство над мирными гражданами. Мы расселились в брошенных домах по нескольку семей, а тут новая напасть: в деревню нагрянули каратели. Несколько человек из них заняли дом, нас же выкинули в коридор. Питались они хорошо, а мы, дети, толпились в дверях и в полуобморочном состоянии от голода наблюдали их пиршество. Хотя и немцы были разные: некоторые нас жалели, делились куском, другие же гнали прочь, били плётками. Матери были в ужасе, с одной стороны – их малышня чуть не умирала от голода, с другой – находиться рядом с немцами было опасно, и они слёзно просили нас не приближаться к ним. 

Через какое-то время пришла наша армия. Разгорелся страшный бой, и была штыковая, и жутко было наблюдать как немцы и наши друг друга порют штыками. Но после того, как врага прогнали, торжество было такое, что и описать сложно. Гармошка, песни, пляски. Мы наших солдатиков целуем, обнимаем, говорим: «Ой, милые, спасибо!» В нашем родном селе всё сожжено оказалось. Но ещё тепло было, мы построили шалаши, а затем и землянки. Так и жили до тех пор, пока с фронта папа не вернулся – комиссовали по инвалидности. Назначили его военкомом в Задонске, и мы за ним туда же перебрались. 

Но детство в Дубровке я забыть не смогу никогда.


Вспоминает Евгения Сергеевна Соколова


Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74