11 Ноября 2015

Рязань в судьбе Симонова

28 ноября исполняется 100 лет со дня рождения известного советского поэта, прозаика, драматурга и публициста Константина Михайловича Симонова (1915-1979 гг.), детские годы которого прошли в нашем городе.

Александр Потапов |
Рязань в судьбе Симонова

28 ноября исполняется 100 лет со дня рождения известного советского поэта, прозаика, драматурга и публициста Констан­тина Михайловича Симонова (1915-1979 гг.), детские годы ко­торого прошли в нашем городе.


Живой классик


Помнится, в школьные годы мы читали, а то и заучивали наизусть стихотворения Кон­стантина Симонова «Родина», «Майор привёз мальчишку на лафете...», «Жди меня, и я вер­нусь...» и другие. Признаться, мне сначала казалось это до­вольно странным: вот, поди ж ты, классик, его стихотво­рения в школьную программу включены, а он, оказывается ещё живой!


c13eac61ab3e.jpg

Подполковник Симонов. 1943 год


Позднее, когда я уже учил­ся в Рязанском педагогиче­ском институте, мне довелось увидеть живого классика Си­монова. В 1974 году в Рязань из Москвы приехали писате­ли, и среди них был Констан­тин Симонов. Столичные ма­стера художественного сло­ва выступали перед трудовы­ми коллективами промышлен­ных предприятий, учебных за­ведений, других организаций. Не обошли вниманием и наш вуз. Актовый зал пединститу­та был переполнен. Хотя в со­ставе писательской бригады были и другие известные ли­тераторы, в том числе и ря­занские, студенты и препода­ватели буквально валом вали­ли на Симонова.


Константин Михайлович во­все не выглядел живым клас­сиком. Крепкого телосложе­ния, сутуловатый, седой. Ни­какого столичного лоска, ни­какой «классической» номен­клатурной вальяжности в нём не наблюдалось. Затаив дыха­ние, переполненный зал слу­шал знакомые стихотворения из уст самого автора и апло­дировал поэту, не жалея ла­доней. Кажется, других писа­телей и поэтов, выступавших на том вечере, студенты и не запомнили...


Рязанские страницы


Поэт родился в Петрогра­де. Его отец пропал без вести на империалистической вой­не, и мать в 1919 году второй раз вышла замуж за Алексан­дра Григорьевича Иванищева, который и стал поэту на­стоящим отцом. «Детство и юность прожил в Рязани и Са­ратове, — вспоминал Констан­тин Симонов. — Отец (имеет­ся в виду отчим, — А. П.) был военным, и многие мои вос­поминания той поры связа­ны с жизнью и бытом воен­ных городков и командирских общежитий».


В Рязани семья Симоновых обосновалась в самом центре города — на территории крем­ля, в так называемой гостини­це знати, которая сохрани­лась от Спасо - Преображенского монастыря и была при­способлена в годы советской власти под жилой дом.


Маленький Костя бродил по тихим рязанским улицам, лю­бовался стройными зданиями, построенными в класси­ческом стиле, и скромными де­ревянными домами с кружев­ными наличниками, а когда пришла пора — пошёл учиться в школу № 2, которая, как из­вестно, находилась недалеко от кремля.


Simonov_K_M_md_2.jpg

Мемориальная доска на здании гимназии № 2


Рязанское детство остави­ло неизгладимый след в душе поэта, что нашло отражение в его творчестве. Литературо­вед Сергей Кошечкин расска­зывал о Константине Симоно­ве: «В тот вечер — 22 февраля 1974 года — он выступал осо­бенно долго. Курсанты и офи­церы Рязанского военного ав­томобильного училища не от­пускали его почти два часа, и он, светясь доброй симонов­ской улыбкой, читал и читал свои стихи, объявляя их на­звания. Последней была поэ­ма «Иван да Марья». Начав­шись с лёгкого вздоха, строки текли ровно, спокойно:


Дорогая Марья Петровна! 

Тридцать лет я вас помню ровно,

С того детского далека,

С того самого

незабвенного,

В бывшем монастыре,

военного Дивизионного городка...»


Несомненно, строки Симо­нова о бывшем монастыре на­веяны воспоминаниями о Ря­зани. Как известно, впечатле­ния детства — самые яркие и запоминающиеся. Впослед­ствии, в мае 1941 года, Кон­стантин Симонов писал:


Тринадцать лет.

Кино в Рязани,

Тапёр с жестокою душой, 

И на заштопанном экране

Страданья женщины чужой;

____________________________

Как я хочу придумать средство,

Чтоб счастье было впереди,

Чтоб хоть на час вернуться в детство,

Догнать, спасти, прижать к груди...


Рязанское детство Симоно­ва нашло своё отражение и в поэме «Отец»:


А вот как сорок с лишним лет

Вдали от вас исполнилось,

Невольно, хочешь или нет,

Вся жизнь с тобою вспомнилась.

С того начала самого,

В Рязани, на Садовой,

Где встретился ты с мамою

И я при ней — готовый.

__________________________

А я хотел солдатом быть.

По улице рязанской

Я, всё забыв, мог час пылить

За ротою курсантской.


«Эти три берёзы»


В годы Великой Отечест­венной войны Константин Си­монов в должности фронтово­го корреспондента на многих фронтах побывал. Писал кор­респонденции, статьи, очер­ки и, конечно, стихи. Некото­рые из них, напечатанные во фронтовых газетах, хранили бойцы у себя на груди... По­жалуй, лучшие из них — «Жди меня...» и «Родина».


В последнем стихотворении нет почти ничего пафосного, зато есть чистое, искреннее чувство любви к родине, кото­рое никого не может оставить равнодушным:


Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,

Да, можно голодать и холодать,

Идти на смерть...

Но эти три берёзы

При жизни никому нельзя отдать.


Известно, что поэт упоминал Рязань в первоначальном ва­рианте стихотворения, однако впоследствии пришёл к более обобщённым образам. Но при этом главное в стихотворении сохранилось: родной средне­русский — рязанский! — пей­заж, есенинские берёзы, кото­рые «при жизни никому нель­зя отдать».


Александр Потапов

«Панорама города» № 45 - 11 ноября 2015 г.



Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73