20 Июня 2015

Три медсестры

21 июня в России празднуют День медицинского работника. "Малая Родина" предлагает читателям познакомиться с замечательной рязанской медицинской династии.

Галина Смирнова |
Три медсестры

Анна Голдобёнкова (в центре) со своими дочерьми - Галиной (слева) и Алевтиной (справа), 

10 июня 1941 года


Для раненых красноармейцев они были не просто медиками, а сестрицами, почти родными и для седых командиров, и для сол­дат-юнцов. С первых дней войны три рязанки - Анна Голдобён­кова и две её дочери Галина и Алевтина - были рядом с ними: и когда вытаскивали тяжелораненых с поля боя, и когда стави­ли на ноги бойцов в госпиталях, и когда, украдкой шепча обе­регающую молитву, провожали их на задание.

 

СЧАСТЛИВЫЕ ДЕЖУРСТВА

 

В 33 года Анна Фёдоровна Голдобёнкова осталась вдо­вой с двумя маленькими до­черьми: глава семьи трагиче­ски погиб на железной доро­ге. Некогда было посыпать го­лову пеплом: нужно было кор­мить семью. Поэтому Анна окончила сестринскую школу и приобрела профессию, опре­делившую впоследствии сте­зю нескольких поколений её потомков.

 

Её дочери, вдохновившись примером матери, также по­шли в медицинское училище. Завершив обучение на фельд­шера, старшая, Галя, настоя­ла на том, чтобы её приняли на службу в армию: быть в ря­дах сталинских лётчиков в то время считалось очень почёт­ным. Девушка была направле­на в Ржев на один из военных аэродромов. Через год в на­чале лета она приехала в Ря­зань на несколько дней - по­видаться с мамой и сестрой. До сих пор в семейном архи­ве хранится фотография, сде­ланная в ту самую побывку -10 июня 1941 года.

 

Никто не мог предположить, что уже через две недели Га­лина и батальон авиаобеспе­чения, в котором она служила, окажутся в числе первых це­лей немецкого командования: СССР должен был без авиации остаться. В первые дни войны Галина потеряла своего жени­ха и многих друзей. Больше замуж она так и не вышла, но каждого лётчика провожала в небо как родного.

 

Их, полуживых, девушка вы­таскивала из горящих само­лётов, подвергая смертельно­му риску свою жизнь. Лётчики любили отправляться на зада­ние именно в Галино дежур­ство: верили, что вылет ока­жется удачным. А она, отправ­ляя в небо своих мальчишек, тайком крестила их, молилась, чтобы они вернулись живыми. Хотя о её тайном ритуале все прекрасно знали. Быть может, именно поэтому и любили её счастливые дежурства.

 

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО

 

К началу войны младшая из сестёр, Аля, только окончила медучилище. Девятнадцати­летняя девушка, не раздумывая, попросилась доброволь­цем на передовую. Её напра­вили в 24-й стрелковый корпус на 1-й Украинский фронт в ка­честве фельдшера. Фактиче­ски - в самое пекло.

 

Обычно медсестёр берегли и отправляли на поле за ране­ными в минуты затишья. Од­нако Алевтина не хотела ожи­дать. Знала, что промедление может стоить контуженным и раненым бойцам, которые не имели возможности выбрать­ся из-под пуль без посторон­ней помощи, жизни.

 

Проводив обеих своих доче­рей на фронт, Анна Фёдоров­на никак себе места не нахо­дила. Просила и её взять доб­ровольцем, но главным пре­пятствием стал возраст.

- Бабушке сказали, что она нужна в Рязани. Оставили тут, в госпитале № 3400, - вспоминает внучка Анны Фёдоров­ны и дочь Алевтины Инесса Беленькая. - Умелых рук действительно не хватало. Эшело­ны с ранеными приходили в Рязань один за другим. Рабо­ты было очень много. Иногда бабушке удавалось отдохнуть всего 2-3 часа. А потом она шла в госпиталь вновь прини­мать раненых, делать уколы, перевязки...

 

Заботливые руки Анны Фё­доровны в буквальном смыс­ле ставили на ноги красноар­мейцев, хотя в её распоряже­нии на тот момент не было ни особенного оборудования, ни чудодейственных лекарств. А однажды в госпиталь привез­ли командира, у которого был перебит нерв на бедре. Обез­движенному офицеру грозила пожизненная инвалидность и комиссование. Но Анна Фё­доровна совершила практиче­ски невозможное: массажем и упражнениями восстановила чувствительность пострадав­шей ноги. Ещё долго мужчина писал рязанской медсестре письма с благодарностью за чудо, которое она совершила своими руками.

 

«ЖИВЫЕ!»

 

Спасая жизни раненых в Ря­зани, Анна Фёдоровна моли­лась, чтобы за тысячу киломе­тров от неё чудо спасло жиз­ни её дочерям. Однажды она проснулась в холодном поту: недобрый сон о её девочках разбередил душу. Перед на­чалом рабочей смены отпра­вилась в церковь - помолить­ся за дочерей, отогнать тяжё­лые мысли.

 

Сердце матери не обману­ло. Лишь спустя несколько лет она узнала, что младшая дочь в тот день действительно ока­залась буквально в одном ша­ге от смерти.

 

Деревню, в которой сто­ял их отряд, обволок сильный туман. Из-за него никто не по­нял, что танки, показавшиеся на горизонте, не советские, а вражеские. Наступления не ожидали - в отряде был банно-прачечный день... Вдруг к маме постучались и крикнули: «Быстрее одевайся!» Она на­кинула на себя одежду, выбе­жала во двор. Мимо уже про­ехал автомобиль с радистка­ми, спешившими покинуть де­ревню. Только во вторую ма­шину маму буквально на ходу втащили... Чуть позже в пер­вый автомобиль угодил сна­ряд, все погибли... А над девушками, оставшимися в де­ревне, немцы вдоволь поглу­мились: вырезали звёзды на груди... Мама спаслась про­сто чудом...

 

Но война есть война, и избе­жать ранения мало кому уда­валось. Однажды в разгар боя Алевтина получила контузию от артиллерийского снаряда, разорвавшегося в нескольких метрах от неё. Девушка поте­ряла сознание. Очнулась она лишь тогда, когда её саму вытаскивали с поля боя санита­ры. После такого ранения Алю должны были направить в гос­питаль в тыл, но она наотрез отказалась и, толком не опра­вившись от полученной конту­зии, вновь принялась за рабо­ту медицинской сестры, вся­чески скрывая от командова­ния плохое самочувствие.

 

Галя тоже махнула рукой на собственное здоровье, лишь бы быть в строю. А в октябре 1944 года ей пришлось долго просидеть в холодной болот­ной воде, чтобы не попасть в плен. В итоге свалилась с вы­сокой температурой и целым букетом заболеваний. Но от­ставать от своих не захотела: подлечивала себя потихоньку, продолжая вместе с лётчика­ми двигаться вперёд, на Бер­лин. Она вернулась в Рязань только в августе 1945-го. Уже инвалидом... Анна Фёдоровна со слезами на глазах встреча­ла своих дочерей: «Живые!»

 

Спустя много лет после вой­ны эти женщины не утратили тёплого и по-настоящему сестринского отношения к дру­гим людям.

 

- Я хорошо помню, как ба­бушка собиралась на патро­наж - обход одиноких стари­ков: брала авоську и ставила в неё кастрюльки с тёплым обе­дом. Она не просто справля­лась о здоровье своих пожи­лых подопечных, а заботилась о них... Это было послевоен­ное время, и многие остались одинокими. Она их поддержи­вала, как могла. Работала мед­сестрой до 76лет, а тётя-до 65! Мама перенесла пять ин­фарктов, но продолжала тру­диться. Теперь уже пятое по­коление семьи постигает ме­дицинскую науку. По их приме­ру - примеру настоящего Че­ловека в белом халате...

Галина Смирнова

«Панорама города» № 24 - 16 июня 2015 г.

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73