4 Марта 2015

Одноклассница Вера

Эту не совсем обычную статью прислал в редакцию "Малой Родины" рязанский автор Олег Дробышев. Предлагаем вашему вниманию жизненную историю наших земляков.

Олег Дробышев |
Одноклассница Вера

Эту не совсем обычную статью прислал в редакцию "Малой Родины" рязанский автор Олег Дробышев. Предлагаем вашему вниманию жизненную историю наших земляков. В ней удивительным образом оказались переплелись Рязань и Киев, жизнь и смерть, любовь и война...


Школьная влюбленность

В девятом классе я был в нее влюблен так, как это нередко бывает у мальчиков 15-16 лет - безоглядно и безответно. Мы учились в одном классе. Это была симпатичная, задорная и своенравная девчонка. Однажды в знак протеста против чего-то она даже подбила класс в полном составе сбежать с урока физики. Вера всегда была самостоятельной в решениях, которые нередко шли вразрез с мнением учителей, и никогда не боялась публично высказать свое мнение, что далеко не всем нравилось. В результате в школьном аттестате у нее появились две «тройки» по математическим дисциплинам, хотя предмет она знала; поэтому Вера назло всем решила поступать в технический вуз. 


После выпускного вечера мы расстались. Несколько лет назад я нашел информацию о ней в «Одноклассниках». Мы стали общаться в сети. Оказалось, что тогда она уехала к родственникам в Ровно, где в местном университете успешно закончила факультет гидротехнического строительства и гидроэнергетики. 


Преподавание там, оказывается, уже тогда велось почти исключительно на украинском языке. (Напомню, что было это в середине 70-х годов прошлого века, когда, как теперь считается в соседнем государстве, украинцы изнывали под тяжестью национального гнета «клятого» советско-москальского режима). Четверть русскоговорящих студентов покинули вуз, не окончив первого курса. 


Вере гордость не позволила вернуться домой ни с чем. Она выучила язык с помощью детей офицеров-отставников, которые прожили на Украине многие годы, ночами переписывала конспекты. На втором курсе стало легче, а на четвертом и пятом никаких проблем с языком уже не было. Вера вышла замуж за однокурсника, и уехала на родину мужа в Чернигов, устроилась на работу в банк, где требовались специалисты с инженерно-техническим образованием, чтобы контролировать использование капиталовложений в развитие производства. 


Позже она получила второе высшее образование по специальности бухучет и аудит. В последние годы работала директором черниговского отделения крупного российского банка. Все было, казалось бы, благополучно: работа, достаток, семья, дети. Но постепенно тональность ее заметок в сети стала меняться, наметились тревожные интонации. На вопросы Вера отвечала, что расскажет при встрече. 


Недавно она мне позвонила и сказала, что находится в Рязани, занимается оформлением документов, необходимых для получения гражданства России. Через 41 год впервые после школы мы встретились в квартире ее сестры в микрорайоне Канищево. Разговор получился интересный и долгий. Его не уместить в рамки газетной публикации. Напишу всего о нескольких характерных эпизодах ее жизни в ушедшем году.


День Победы в Чернигове

Резкий перелом в жизни украинцев начался после евромайдана. Количество лжи, десятилетиями впрыскиваемой населению через СМИ, программы воспитания и образования, начиная с детского сада и заканчивая вузом, взрывообразно превратилось в иное, извращенное качество общественного сознания, вылившееся во всплеск агрессии против действительно коррумпированной власти и, увы, против якобы враждебной и «диктаторской» России, «которая во всем виновата». 


2757.jpg


Русофобия, к сожалению, стала в «незалежной» доминирующим чувством. На улицы городов вышли националисты, которые стали захватывать органы власти. Кажется, совсем незадолго до этих событий в канун праздника Победы Вера открыто раздавала людям георгиевские ленточки, разносила по черниговским школам треугольные ксерокопии писем с фронта, участвовала в проведении уроков памяти, а дети стояли в торжественном карауле у Вечного огня. 


Прошел всего год, и 2 мая 2014 г. Вера, ее муж и сыновья с ужасом смотрели в интернете, как в одесском Доме профсоюзов заживо сжигают людей, добивают вырвавшихся из огня. Это был наглядный урок, угроза тем, кто не разделяет взглядов националистов. Однако через неделю в День Победы Вера, ее сыновья и их друзья как всегда, поднялись на черниговский Холм славы, чтобы возложить цветы к мемориалу. 


Они шли с георгиевскими ленточками на груди мимо враждебных шеренг националистов с автоматами, одетых в черную форму со зловещими шевронами в виде свастики, и… пели «Катюшу»! Ведь дед Веры сражался на финской войне, добровольцем ушел на Великую Отечественную и погиб на Курской дуге в 1943-ем. К сожалению, люди уже всего боялись, демонстрантов с георгиевскими ленточками в областном центре было человек триста, а не тысячи, как раньше.


Война с памятью


Украинские подруги Веры, которых она знала много лет, отвернусь от нее из-за ее симпатии к России. По городу были установлены огромные рекламные щиты с портретом Президента РФ за решеткой и с матерной подписью, и никто этому не удивлялся. При каждом удобном и неудобном случае раздавались вопли «Слава Украине!» и «Героям слава!» Под героями подразумеваются пособники фашистов в годы Великой Отечественной войны. 



Как рассказала Вера, о настоящей истории Украины почти никто из тамошней молодежи ничего не знает и знать не хочет. Недавно минкульт Украины решил начать борьбу с советским прошлым на официальном уровне и дал добро на демонтаж памятников известным деятелям той эпохи. 


По словам главы ведомства Вячеслава Кириленко, теперь «государство не будет противодействовать, а наоборот, всячески способствовать любым общественным инициативам, которые будут бороться за очищение Украины от этих реликтов». Кампания по сносу памятников СССР набрала силу на Украине в период евромайдана. В общей сложности за это время от рук вандалов пострадало около 500 монументов.


- Два последних года я искала в Чернигове близких мне людей, с кем можно было бы общаться на волнующие меня темы. Но не нашла. И тогда я пришла в компартию Украины, потому что это практически единственная пророссийская партия, - говорит Вера.


Когда стало известно, что «правосеки» хотят снести памятник Ленину возле главпочтамта, Вера не раздумывая, встала вместе с товарищами в кольцо вокруг него, Их было совсем мало, не более ста человек. Рядом, на центральной площади города, бесновался трехтысячный националистический митинг. Его участники двинулись к главпочтамту. Во главе шли орущие и размахивающие арматурой и палками недоросли из числа активистов «правого сектора». Их вел более матерый фашист, в качестве «запевалы» выкрикивая речевки против «москалей», в основном, нецензурные. Толпа с восторгом и диким ревом подхватывала отвратительные лозунги…


- Это было по-настоящему страшно, - рассказывает Вера.- Многие из наших дрогнули и ушли, нас осталось всего человек 50. Рядом со мной стояла моя русская подруга. В свое время она все это уже видела. В начале 90-х похожие события происходили в Бишкеке, откуда ей пришлось бежать. В нас с ужасающим матом и кривляньями начали кидать яйца, всякую дрянь, мы все стояли грязные, затем в ход пошли взрывпакеты. Я раньше не понимала, почему они привязались к Ленину? Ведь это же он после окончания Гражданской войны присоединил всю Новороссию к Украине. Эта территория никогда не была украинской. Но вандалы безграмотны и ничего не знают. Для них Ленин просто символ России, они рушат вообще все памятники, посвященные каким-либо русским деятелям независимо от хронологии их жизни и политической принадлежности. В толпе стояли работники нашего банка, и они тоже кричали что-то гадкое лично мне. Я никогда в жизни не слышала столько мерзостей. Мы остолбенели от страха и крепко держались за руки. Одному из немногих беркутовцев, который попытался нас защитить, проломили голову. Телевидение все снимало и немедленно показывало. Муж случайно увидел меня в этом кошмаре на экране и пришел в ужас. На памятник накинули трос, и он начал падать на нас. Мы еле вырвались из этой заварухи!


В милицию жаловаться было бесполезно. Офицера, возвращавшегося после дежурства со службы, националисты поставили на колени и зверски избили, он чудом выжил. 


- С КПУ ведется борьба на уничтожение, - продолжала Вера. - Ночью на наш офис напали, выломали топорами двери, разбили окна, вскрыли все сейфы, забрали жесткие диски из компьютера, разгромили помещение, выделенное обществу советских офицеров-отставников. Избиения и издевательства со стороны этих подонков стали нормой жизни. И ведь все это началось еще ДО Крыма! Вот что сейчас творится в Чернигове, исторически исконном русском городе, куда когда-то Евпатий Коловрат во время разорения Рязани Батыем скакал за помощью! По-моему, вы в России еще не до конца понимаете, что, если не бороться с этим злом, майдан придет и сюда. Чего только стоят публичные высказывания многих российских деятелей искусства и других прозападных оппозиционеров Путина «в защиту Украины» и против присоединения Крыма!


Война с Донбассом

Телевизор круглосуточно и с успехом зомбирует мозги украинцев. Подавляющее большинство населения (даже в Чернигове) считает, что Украина героически обороняется от напавшей на нее России.


- Им даже в голову не приходит, что если бы РФ действительно начала с ними воевать, то российские войска через неделю были бы в Киеве, - грустно улыбается Вера. - Такую оценку в интернете дал один из отставных высокопоставленных офицеров израильской разведки «Моссад». Когда начались боевые действия в Донецкой и Луганской областях, со мной перестала разговаривать еще одна моя подруга, учительница, бывший ученик которой добровольно ушел воевать с ополченцами в Донбасс, а вернулся в гробу. Ей не приходит в голову, что его никто туда не звал, а он сам пошел убивать. Другому ее ученику пришла официальная повестка, но он воевать не хотел, и мать пыталась спрятать сына. Но отец, обычный водитель троллейбуса, простудивший почки на киевском майдане, заявил: пусть идет, это его патриотический долг! Они пока (подчеркну, пока!), как будто еще не видят, что количество гробов и бесславно загубленных жизней растет не по дням, а по часам, что экономика и финансовая система Украины стремительно рушатся в пропасть, что ни Западная Европа, ни США им никогда не помогут, поскольку нужна им Украина только как средство для борьбы с Россией. Я удивляюсь слепоте людей, и ужасаюсь, когда сейчас вижу по телевизору, как ежедневно на юго-востоке Украины от огня силовиков ВСУ десятками гибнут мирные жители, особенно мне до слез жаль детей.


Возвращение

Когда сыновья учились в школе, Вера велела отвечать им на уроках то, что от них требуют, а дома занималась с ними по настоящим учебникам и давала читать правдивые книги. И они выросли правильными людьми.


- Любимый город моих сыновей - Севастополь, - говорит Вера. - У них там много друзей. Мои дети активно участвуют во всех политических акциях в поддержку России и Путина. У старшего сына Максима не сложилась личная жизнь: он собирался жениться, но узнал, что невеста при каждом удобном случае тайком от него бегает на майдан. Он пообещал мне, что найдет хорошую девушку, но только после того, как побывает во всех городах-героях бывшего СССР и проведет там акции в память о Великой Отечественной войне. Он ездит в команде вместе с друзьями, которые придерживаются таких же взглядов. Им осталось поучаствовать в соответствующих мероприятиях в Питере и Москве.


Решение вернуться в Россию далось Вере нелегко. И не то, чтобы бороться сил уже не осталось. Но она поняла, что отрезвление украинцев наступит не скоро, и думает, что эту страну в ближайшем времени ждет мрачное будущее. Вера говорит, что украинская молодежь воспитана на уродливых националистических идеях, чудовищно извращенной истории, и переубедить молодых людей и подростков очень трудно, может быть, невозможно, пока они сами не ткнутся носом в очевидное. 


Веру бесит, что большинство даже взрослых украинцев дали себя так оболванить, поверили в волшебную «халяву» от Западной Европы, а особенно ей невыносимо то, что многие из них искренне считают, что Россия обязана давать им по бросовым ценам газ, уголь, электроэнергию «во искупление своей вины» за «многовековое национальное угнетение», что они верят в «великих укров древнего мира», ненавидят «москалей», слепо видя источник своих бед не в бездарных и преступных правителях, которых сами же избрали, и не в своих задуренных головах, а в России.


- Я не хочу, чтобы мои внуки ходили по улицам с бандеровскими портретами и орали идиотские лозунги, ночами маршировали с факелами, подражая гитлерюгенду, считали русских заклятыми врагами и скакали на очередном майдане, как укушенные тарантулом. Не хочу, чтобы они росли при фашизме и воспитывались на основе нацистской идеологии, - говорит Вера. - Я не буду жить в стране, которая уничтожает своих мирных сограждан из систем залпового огня, в стране, высшие руководители которой публично заявляют, что в годы Великой Отечественной войны на Украину и Германию напал СССР, где героями официально признаются такие выродки, как Бандера, где почетно быть потомками эсесовцев. Внуки вырастут в России. Старший сын уже съездил к родственникам на Урал. Ему там очень понравилось, он говорит, что это удивительный край, где живут замечательные люди. Вот туда мы и уедем, как только это будет возможно.


А пока Вера вернулась в Скопин к своей старенькой маме. Муж остается в Чернигове, продать жилье, дачу, имущество пока не удается. Приходится ездить туда, снимать пенсию и превращать ее в рубли. Она получила разрешение на временное проживание в России на три года. Теперь будет полгода ждать вид на жительство. Только потом можно подать документы на получение гражданства. «Я же родилась и выросла здесь! Я не трудовой мигрант из Средней Азии, - говорит Вера. - Мне кажется, что для нас, русских, можно было бы сделать другие правила».


Напоследок Вера рассказала мне, что по пути сюда в поезде разговорилась с попутчицей. Она оказалось тещей того самого беркутовца, которому пробили голову, когда он пытался защитить Веру от нацистов при сносе памятника Ленину в Чернигове. Он тогда поправился, и его перевели в Киев. На майдане парня облили горючей смесью и подожгли. Он опять выжил и уехал с семьей и детьми в Краснодарский край. Теперь служит в российском ОМОНе в Сочи.


Вот такая встреча через 41 год после незабвенного выпускного и прогулок по городу до рассвета. Разумеется, все мы тогда были полны безграничных планов и самых радужных надежд. Если бы нам кто-нибудь сказал, что через полтора десятилетия Советский Союз будет разрушен, на его территории начнутся кровавые войны, а еще через 25 лет Вера вернется из Чернигова в Скопин, спасаясь от фашистов, мы бы вызвали такому безумному фантазеру врача или в лучшем случае набили физиономию. Но именно так оно и случилось. По понятным причинам я не называю фамилию своей одноклассницы, а сфотографировал ее со спины у окна в квартире ее сестры.


1977467_241496729370934_1112128058_n.jpg

Олег ДРОБЫШЕВ


Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74