6 Марта 2015

Мы все учились понемногу…

К нескончаемым образовательным реформам нам не привыкать.
Говорить сегодня с педагогами о развитии и перспективах отечественной школы мучительно. И прежде всего – для них самих.

Михаил Колкер |
Мы все учились понемногу…

К нескончаемым образовательным реформам нам не привыкать. Говорить сегодня с педагогами о развитии и перспективах отечественной школы мучительно. И прежде всего – для них самих.


Всё, что накипело на душе за последние пятнадцать лет беспрерывных реформ, они вам всё равно не выскажут. Педагог – фигура зависимая, над ним столько начальства, что говорить то, что думаешь, порою себе дороже.


Есенинская начальная


Российская школа и ранее была знакома с преобразованиями. Принято считать, что наиболее значимые пертурбации происходили во второй половине XIX столетия и были связаны с земской реформой Александра II. Именно тогда были заложены основы начальной школы, женского образования, профессионального обучения.


Российское начальное образование на стыке XIX-ХХ веков – это значительная сеть земских школ, народных училищ. Об уровне знаний можно судить хотя бы по нашему знаменитому земляку Сергею Есенину. Он окончил земскую школу в селе Константинове, а далее – второклассную церковно-приходскую учительскую школу в Спас-Клепиках. После нее Сергей Александрович вполне мог работать учителем в родном селе.


Еще один небезынтересный нюанс. Современные школьные учителя буквально стонут от кип документации, которую они должны вести в обязательном порядке. А в веке девятнадцатом педагог подобной писаниной почти не занимался. Отчеты составляла администрация.


От Петра до Александра


– Реформы практически всегда сопровождали развитие отечественного образования, – рассказывает доктор исторических наук профессор кафедры философии РГУ им. Сергея Есенина Анна Попова. – В первую очередь это было связано с потребностями государства. Взять хотя бы Петра I: для его преобразований были необходимы соответствующие специалисты. И сотни российских молодых людей отправились учиться в Европу. Екатерина Великая основала сеть закрытых учебных заведений, в которых должна была воспитываться новая формация граждан. Наконец, земская реформа Александра II Освободителя была привязана к отмене крепостного права, бурному развитию капитализма. И стране тогда были нужны образованные люди.


1a671b7e33a5ff346e8580ef2d817aa3.jpg

Школа в дореволюционной России


Давайте вспомним советское время. Можно по-разному относиться к образованию в СССР, но то, что в кратчайший срок была ликвидирована неграмотность, – исторический факт. Почти всю страну усадили за парты, да и высшее образование стало доступным.


Пыльные специальности


– Анна Дмитриевна, вы говорите о положительных примерах, но ведь далеко не все реформы проходили гладко...


– Многое зависело от того, кто разрабатывал реформы. Взять хотя бы преобразования времен Александра III... Царь был убежденным консерватором и полагал, что всеобщее образование не только не нужно, но и вредно. Потому и реформа, разработанная главным идеологом этого периода – обер-прокурором Священного синода Георгием Победоносцевым, носила явно регрессивный характер.


Можно вспомнить и примеры сравнительно недавнего времени. В середине 70-х годов прошлого века в старших классах школ было введено обязательное профессиональное обучение. У меня до сих пор где-то пылятся корочки электромонтажницы... То, что большинству из нас эти навыки никогда в жизни не пригодятся, никого не интересовало.


13709312251_11_June_2013_i1122_shkola_zapreta.jpg

В советское время обучали трудовым специальностям


Сегодняшние реформы, на мой взгляд, тоже неоднозначны. Но тут снова возникает вопрос компетентности людей, занимающихся реформированием...


Земское ноу-хау


К разговору с Анной Дмитриевной мы еще вернемся. Ну а пока вспомним строки из «Евгения Онегина» про «геттингенскую душу» Владимира Ленского. Для тех, кто не в курсе: Пушкин имел в виду образование поклонника Ольги Лариной. Ленский, как следует из романа, окончил знаменитый Геттингенский университет, и скорее всего, философский факультет. Сам же Александр Сергеевич, хотя и считался убежденным западником, относился к выпускникам европейских университетов с большой долей иронии.


Сегодня учеба практически в любом среднем или высшем учебном заведении в США и большинстве стран Западной Европы – вожделенная мечта многих молодых людей, а также и их пап и мам. При этом вопрос качества образования отходит на второй план.


– Наверное, это в какой-то степени можно назвать российской традицией, – вздыхает Анна Попова. – Хотя далеко не всегда оглядка на Европу – это плохо. Можно для примера вспомнить о первом российском университете, в котором модель преподавания была полностью скопирована с лучших европейских образцов.


– Но ведь с лучших...


– Конечно. И так бывало не всегда. Автоматически перенимать чужой опыт вообще не стоит.


– А были в России самобытные образовательные традиции?


– Система земских школ – это именно наше образовательное ноу-хау. А в советское время была создана очень эффективная модель высшей школы. И то, что мы сегодня в угоду Болонскому процессу фактически уничтожили систему подготовки специалистов, на мой взгляд, большая ошибка.


Повинность за большие деньги


– Неужели качество российского образования настолько уступает западному?


– В том-то и дело, что нет. Подход к высшему образованию, действительно, отличается. У нас традиционно больше внимания уделяют базовым предметам. В США и Европе студенту предоставляют возможность выбора. Достоинство это или недостаток – вопрос спорный. Но вот с мотивацией к обучению в Европе дела обстоят получше. Там учеба – это неотъемлемая часть будущей успешной карьеры. У нас же до сих пор для многих студентов обучение – повинность. Только в России студент, заплатив большие деньги за вуз, может подойти к преподавателю и, глядя на него умоляющими глазами, попросить отпустить его с занятий. Представить такую ситуацию во Франции или Германии невозможно...


– И всё же, как вы считаете, уроки истории могут пригодиться нам сегодня?


– Безусловно, учитывая исторический опыт, на многие проблемы сегодняшнего дня можно взглянуть с разных сторон. И возможно, тогда кто-то, прежде чем примет решение об очередных реформах, для начала хотя бы задумается...

 

Михаил Колкер

«Вечерняя Рязань» № 9 - 6 марта 2015.

 

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73