23 Сентября 2015

Возрождая творчество предков

В современную эпоху конвейерного производства, когда большинство окружающих нас вещей сделано из пластика и почти не отличается друг от друга, рязанец Иван Белозёров создаёт уникальные шедевры, используя для этого такой редкий материал, как бивень мамонта.

Анатолий Агапов |
Возрождая творчество предков

В современную эпоху конвейерного производства, когда боль­шинство окружающих нас вещей сделано из пластика и почти не отличается друг от друга, рязанец Иван Белозёров создаёт уни­кальные шедевры, используя для этого такой редкий материал, как бивень мамонта.


Спасение от безделья


Резьбой по кости давно вы­мершего животного наш зем­ляк увлекается уже несколь­ко десятилетий, хотя и пред­положить этого в детстве не мог. Иван появился на свет на Кольском полуострове, в Видяеве, в семье штурмана, хо­дившего на атомных подвод­ных лодках. Но когда Ване ис­полнилось шесть лет, его отец уволился из армии, семья пе­реехала в Ставрополь. Роди­тели старались всячески по­ощрять творческие наклонно­сти сына, и он окончил город­скую детскую художественную школу, но выбрал другую спе­циальность.


images-m3id17613-5.jpg

В творчестве Ивана Белозёрова много работ, посвященных Крайнему Северу 


- В то время, находясь под впечатлением от романов Ве­ниамина Каверина «Два капи­тана» и Владимира Обручева «Земля Санникова», я рвался на Север, всё ещё надеясь от­крыть неизведанные острова в Северном ледовитом океа­не, - вспоминает Иван Ива­нович. - Поэтому я закончил Ставропольское высшее во­енное авиационное инженер­ное училище по специально­сти «штурман» и отправился в Новосибирскую армию ПВО. Вот там-то впервые и увидел бивень мамонта, благо талая вода каждую весну из вечной мерзлоты выносила туши жи­вотных на поверхность.


Военная служба на Крайнем Севере имела свои особенно­сти. Когда американцы прово­дили учения в Гренландии, на Аляске, наши истребители ле­тали часто. Затем наступала пауза, а летом и вовсе по не­сколько месяцев самолёты не поднимались в воздух, так как летать над освободившимся ото льда океаном было край­не опасно без хорошей нави­гации. И чтобы заполнить тя­нувшийся бесконечно поляр­ный день, Иван Белозёров ри­совал, а затем увлёкся резь­бой из бивня мамонта.


- Свободного времени бы­ло много, поэтому учился не спеша, набивая свою руку на поделках для дембелей, кото­рые хотели что-нибудь увез­ти домой на память о службе в армии, - продолжает Иван Иванович. - Первое время я вырезал миниатюры, связан­ные с охотой на белого мед­ведя, моржа, северного оленя, и довольные дембеля в знак благодарности дарили новые бивни. Затем стал делать для жён сослуживцев оригиналь­ные брошки - и хорошо освоил это дело. В Якутии, где это ремесло очень развито (там им занимаются уже три сто­летия), мне предлагали оста­вить армейскую службу и на одном из предприятий, специализирующихся на изготов­лении поделок, стать главным художником. Но было непро­сто уйти из Советской армии, и я отказался.


Новая Родина - новые идеи


Умение вырезать по кости пригодилось Ивану Ивановичу и во время работы на ставро­польской таможне, где после завершения армейской служ­бы со временем он возглавил юридический отдел.


images-m3id17613-6.jpg

Вырезает Иван Иванович и фигурки мамонтов


- Во время визитов высо­ких гостей начальник ставро­польской таможни обязатель­но показывал им вырезанный мною необычный кубок, кото­рый каждый раз приводил го­стей в восхищение, - расска­зывает мой собеседник. - Я сделал стенки кубка из коко­сового ореха, который приоб­рёл благородный чёрный цвет после шлифовки. А затем ин­крустировал его белоснежны­ми символами таможни, кото­рые вырезал из кости мамон­та и поместил в специальные вставки на стенках кубка. По­лучилось очень красиво.


Два года назад Иван Ивано­вич с семьёй переехал в Ря­зань и с удивлением обнару­жил, что здесь никто не зани­мается резьбой по кости.


- Это удивительно, ведь и на Рязанщине 10 тысяч лет на­зад ходили стада мамонтов, однако многие жители счита­ют, что это вымершее живот­ное водилось только в Сиби­ри, - продолжает Иван Ива­нович. - У многих рязанцев в сараях можно обнаружить ку­сок бивня мамонта, только хо­зяева даже не догадываются об этом. Но, к сожалению, они непригодны для резьбы. Я ис­пользую лишь те бивни, кото­рые до настоящего времени пролежали в вечной мерзло­те. В год в Якутии добывается 60 тонн бивней, из них 50 про­даётся за рубеж, а 10 остаёт­ся в России. Их можно приоб­рести через интернет-аукцио­ны - правда, дорого: 1 кило­грамм стоит 500 долларов. И на столичных рынках прода­ют бивни. А там с продавцом можно сторговаться и купить часть бивня за полцены. Вот с ним и работаю. Правда, пока сделаешь одну брошку, бор­машиной изрежешь все паль­цы до крови.


images-m3id17613-0.jpg

В 2014 году у Ивана Ивановича прошла персональная выставка


Зато, какие шедевры выхо­дят в умелых руках мастера - самоучки! Например, нож для резки бумаги - непременный атрибут на письменном столе российского дворянина поза­прошлого века (ножом он раз­резал страницы книги). Изящ­ные броши, кулоны, заколки для волос, столь распростра­нённые среди модниц каких - то сто лет назад, и теперь вы­зывают неподдельное восхи­щение у прекрасной полови­ны человечества.


- После переезда в Рязань у меня появились новые темы для творчества, - делится секретом Иван Белозёров. - К 200-летию Феофана Затвор­ника я запечатлел образ свя­тителя, Казанский собор в Вы­ше, где он более 20 лет писал духовные книги. А в будущем я хотел бы создать целую се­рию образов рязанских свя­тых и известных людей, про­славивших мою новую роди­ну: Полонского, Павлова, Есе­нина. Не останется в стороне и поразивший меня архитек­турой Рязанский кремль.


Фото: газета "Рязанские ведомости", сайт Вездекультура.

Анатолий Агапов

"Панорама города" № 35 - 23.09.2015 г.


 

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74