8 Октября 2014

Загадки старца Досифея

Весь православный мир знает и почитает преподобного Серафима Саровского. А 8 октября Церковь чтит память того, кто благословил его на путь монашества и молит¬вы, — прославленного в лике преподобных киевского старца Досифея, который на самом деле был женщиной.

Светлана Исаева |
Загадки старца Досифея

Весь православный мир знает и почитает преподобного Серафима Саровского. А 8 октября Церковь чтит память того, кто благословил его на путь монашества и молит­вы,прославленного в лике преподобных киевского старца Досифея, который на самом деле был женщиной.

 

В 1721 году в богатой семье рязанских дворян Тяпкиных родилась девочка, ко­торую назвали Дарьей. Она росла в люб­ви и заботе, не зная ни в чём отказа. При этом родители старались воспитать её в духе православной веры, с младенчества прививая ей любовь к молитве, благочестивой жизни. В двухлетнем возрасте де­вочка вместе со взрослыми отправилась на богомолье в Троице-Сергиеву лавру. И по дороге путники остановились в Мо­сковском Вознесенском монастыре, где подвизалась бабушка Дарьи — монахиня Порфирия. Она-то и упросила родителей оставить внучку с ней в обители.


И как повествует Житие святой, про­вела она в монастыре семь лет, — рас­сказывает секретарь Рязанской епархии священник Анатолий Кленяев. — С пяти лет строго держала все посты, а в среду и пятницу она не ела ничего, кроме хле­ба и воды. Несмотря на маленький возраст, девочка наравне со взрослыми вы­стаивала долгие монастырские службы, клала многочисленные земные покло­ны и исполняла молитвенные правила, причём делала это не по принуждению, а по собственному желанию, всем сво­им детским сердцем устремляясь к милосердному Богу.


Годы в монастыре сильно повлияли на чуткую и трепетную душу девочки, но в Рязани её ждала совсем другая жизнь. Различные светские мероприятия, на ко­торые знатные люди её круга так люби­ли ходить, казались ей бессмысленны­ми, пустой тратой времени. Она по-прежнему исполняла монастырские правила, была очень неприхотлива в быту: спала на простой доске, подкладывая под го­лову сено, а трапезу делила со слугами. Её душа тянулась к Богу, поэтому, когда родители заговорили о свадьбе дочери, Дарья для себя приняла решение, ведь она уже выбрала себе Жениха, с Которым готова была связать всю свою жизнь.


— Просто уйти в монастырь ей не по­зволяли: для знатных девушек того вре­мени это было чем-то немыслимым. Но если сердце и душа человека стремятся к Богу, то все преграды будут преодо­лимы. Из-за «чрезмерной церковности», как казалось многим людям из её круга, над девушкой часто смеялись, но она не скрывала своей веры и устремлений, не стеснялась, как часто делаем мы, когда нашу веру начинают высмеивать люди, далёкие от Церкви. Для нас, современных христиан, это тоже урок. Не скры­вать собственных убеждений, жить по заповедям, никого не осуждая, и, возмож­но, для кого-то это станет поводом по­больше узнать о православии, встать на путь истинной веры, — считает священ­ник Анатолий Кленяев.


Тайком покинув дом, Дарья купила на базаре мужскую одежду, коротко остриг­ла волосы и в мужском обличье отпра­вилась в Троице-Сергиеву лавру, назвав­шись крестьянином Досифеем. Здесь в послушничестве она провела три года, а затем снова пришлось бежать — на этот раз в Киево-Печерскую лавру, а оттуда — в Китаевскую пустынь, окружённую ле­сами, где селились многие подвижники. Поднявшись на самый верх горы, Доси­фей руками вырыл себе пещеру, в кото­рой прожил 17 лет, питаясь мхом, корня­ми и хлебом, который изредка приноси ли ему монахи из Китаевской пустыни. Слава о мудром и прозорливом отшель­нике быстро распространилась по Руси. Со всех уголков страны за советом и мо­литвами к нему стали приходить люди. Но никто не видел лица старца, со всеми он разговаривал через небольшое окошеч­ко, сделав исключение только лишь для императрицы Елизаветы Феодоровны, которая побывала у Досифея в 1744 году. Она велела постричь отшельника в мо­нахи. Так Досифей был принят в братию Киево-Печерского монастыря.


— История Церкви знает нескольких святых угодниц, которые вот так же на­девали на себя мужскую одежду и под­визались на поприще веры в новом об­лике. В их числе блаженная Ксения Пе­тербургская, которая после смерти мужа носила его одежду и называлась его име­нем. Но подвиг Дарьи-Досифеи отлича­ется от подвига святой Ксении. Скрыва­ясь под мужским обличьем, святая хотела избежать той жизни, которую уготовило ей светское общество, и желала прове­сти свои дни в молитве, единении с Бо­гом. Ей пришлось пойти на обман, одна­ко весь её дальнейший жизненный путь был наполнен глубочайшим молитвен­ным подвигом и постоянным стремле­нием к источнику вечной благодатик Господу», говорит священник Анато­лий Кленяев.


Старец Досифей скончался в возрасте 55 лет, проведя свои последние часы в молитве. Его так и нашли — стоящим на коленях перед иконой. И только по про­шествии времени выяснилось, что затворник Китаевской пустыни был мона­хиней — преподобной Досифеей.


Прославлена старица была в 1993 го­ду. Мощи её хранятся под спудом в Ки­таевской пустыни, куда до сих пор при­езжает множество людей просить молит­венной помощи великой подвижницы.


Светлана Исаева


"Панорама города" №41 от 8 октября 2014 года


Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74