17 Декабря 2014

Подставить другую щёку?

Смирение — одна из христианских добродетелей, понять которую человеку, далёкому от Церкви, очень сложно

Светлана Исаева |
Подставить другую щёку?

Смирение — одна из христианских добродетелей, понять которую человеку, далёкому от Церкви, очень сложно.


О смирении в общем-то знают все, но воспринимают его скорее в негативном ключе. К примеру, в детстве,  когда необходимо было идти в детский сад или школу, а не хочется. Но ведь надо! Смиряемся и идём. Когда мы вырастаем и приобретаем свободу воли, нам уже не хочется смиряться — ни перед людьми, ни перед обстоятельствами. В этом видится проявление слабости, безволия. Отказаться от желаемого — да ни за что! Промолчать в бессмысленном споре — как же я своё мнение не выскажу? Часто люди нецерковные при упоминании о смирении вспоминают слова Христа о том, что необходимо подставить другую щёку для удара, и говорят, что такое смирение глупо. Но в этом ли заключается христианский смысл смирения?


— Если дело только лишь в подставлении щёк, то это действительно глупо, комично, — говорит игумен Паисий (Савосин), насельник Иоанно-Богословского монастыря в селе Пощупово и клирик Никольского храма при больнице им. Семашко. — Мазохизм какой-то. Но давайте посмотрим, что стоит рядом с этим изречением. Вот Евангелие от Матфея: «Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два... Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас...» Тут ведь много чего сказано, и не только про щёки. И цель, кстати, показана — любовь ко всем, включая своих врагов. Такой выставлен маяк и ориентир. И это действительно прекрасно, нужно только суметь этого достичь! Любовь к врагам у тех, кто подлинно исполнит её, потрясает и трогает каждое сердце.


Действительно, смирение в таком понимании вовсе не слабость, это скорее проявление силы и умение вырастить в себе такую любовь к окружающим людям, чтобы боязнь обидеть человека стояла выше наших собственных амбиций. Святитель Игнатий Брянчанинов, когда говорил о страхе Божием и о любви Божией, проводил аналогию со строительством дома. Ведь дом строится с фундамента, а не с крыши. И в данном случае любовь — вершина, завершение, крыша всего дома.


Что же тогда фундамент? В отношении к Богу «начало премудрости — страх Господень». А страх Божий что такое? Вот в храме человек стоит со страхом — это как? Это значит с благоговением. А это как? Это значит внимательно. Таким образом, страх Божий означает внимательную жизнь, память о Боге, хождение пред Богом — как угодно. Это начало любви к Богу. Подобным образом и с людьми. Если мы имеем внимание к ним, тактичность, ровность и стремление не мстить за обиды, то зачаток любви к ближним у нас есть. И «подставлять щёку» в таком раскладе означает признавать, что если пришла мне неприятность, значит я её заслужил. Постараюсь исправиться с помощью Божией — уйдёт и неприятность. Да хотя бы постараюсь понять, чем её заслужил, и попрошу помощи Бога. Уже неприятность облегчится, — поясняет игумен Паисий (Савосин).


Вот так посмотришь, и кажется, что смирение — это что-то труднодостижимое. «Врагов своих я любить не могу. Значит, смиряться у меня не получится, не буду и пробовать», — рассуждаем мы. Между тем смирение очень просто проявить в мелочах, и так, ступенька за ступенькой, маленькими шагами, мы и достигнем чего-то большего. К примеру, во время Рождественского поста очевидным смирением является отказ от скоромной пищи и развлечений. Но, с другой стороны, если в гостях нам предлагают попробовать непостное блюдо, желание не обидеть своим отказом хозяев также может стать проявлением смирения и любви к ближним.


— Схиархимандрит Авель (Македонов) говорил так: «В гости идите. Дали тебе там две котлеты — съешь одну». То есть, в том случае, когда нет возможности соблюсти пост в качестве, соблюдают его в количестве. Иными словами, едят меньше, а не начинают капризничать: я сейчас ем то, я сейчас ем это, — рассказывает игумен Паисий (Савосин).


Да, возможно и ложное смирение. Когда мы вроде смиряемся, но в душе гордимся таким своим поступком и ждём от Бога за это какого-то воздаяния. Но, как говорит игумен Паисий, не стоит выискивать в себе грехи. Осознание своего несовершенства, как и совершение добрых дел, должно происходить как бы само собой. И конечно, любые сомнения и недопонимания поможет разрешить священник. С ним можно обсудить все волнующие вас вопросы.


Светлана Исаева

"Панорама города" №51 от 17 декабря 2014 года

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74