7 Ноября 2017

Когда начинать причащать детей

Для чего причащать младенцев, если они всё равно ничего не понимают? Может быть, стоит дождаться сознательного возраста и уже тогда привести ребёнка на первое причастие?

Когда начинать причащать детей

В последнее время в нашем храме очень много детей. На воскресной ли­тургии очередь на причастие растягива­ется почти на весь (хоть и небольшой) храм. И всё это маленькие прихожане разных возрастов — от младенцев, сладко спящих на родительских руках, до младших школьников, шёпотом вы­ясняющих друг у друга «кто последний» и «почему ты руки не сложил, как поло­жено?».  А чем чаще ходишь в храм, тем больше запоминаешь всех прихожан, в том числе и маленьких. Поэтому когда даже в такой довольно большой компа­нии детей появляется новичок, неволь­но обращаешь на это внимание. Обыч­но приходят молодые родители с ново­рождённым на руках. Они волнуются, беспокоятся, чтобы не сделать что-то лишнее, неправильное, с огромной тор­жественностью причащают дитя — и больше, к сожалению, на службе не по­являются. Конечно, вполне вероятно, что начинают ходить в какой-то другой храм, — хочется на это надеяться. Но, к сожалению, опыт общения со многими молодыми родителями показывает, что обычно такое торжественное причаще­ние младенца — первое после недавне­го крещения, а на ближайшие несколь­ко лет, к сожалению, и единственное.

— Нам вчера после крещения батюш­ка велел обязательно причастить ребё­ночка, — поделилась со мной одна ма­ма. — И вот мы пришли. Наверное, что­бы благодать подольше держалась и сыночка защищала.

О том, что крещение вовсе не чудо­действенный обряд, защищающий от сглаза, а таинство, после которого ре­бёнок становится членом Церкви, эта мама не подумала. Как и о том, что последующее причастие не способ «про­длить благодать», а приобщение ребён­ка, хоть и совсем маленького, к церков­ной жизни и буквально соединение его с Богом.

Конечно, так думают отнюдь не все, и многие понимают значение и смысл та­инства Евхаристии (то есть причастия). Но при этом считают, что младенцы ещё совсем маленькие, всё равно ниче­го не понимают. Кроме того, они счита­ются безгрешными (младенцем ребёнок считается до семи лет, и в это время он действительно считается не поддаю­щимся греху), а значит, и «очищаться» в таинствах исповеди и причастия им, как взрослым, не нужно. А вот исполнится ребёнку семь лет, вот тогда... Но тогда, к сожалению, может оказаться уже поздно.

В святоотеческой литературе есть история-притча о том, как мать трёхлет­него ребёнка спросила у старца: «Как мне освящать (то есть приобщать к ду­ховной жизни) своего сына?» А старец ответил ей: «Уже поздно, нужно было начинать это делать ещё в утробе». И это действительно так — рассказывает протоиерей Владимир Игнатов, ключарь Христорождественского кафедрального собора Рязани. — Да, младенцы дей­ствительно ничего не понимают. И при­чащаем мы их — «во оставление грехов и в Жизнь Вечную» — не по их соб­ственной вере, а по вере их родителей. Из Евангелия мы знаем много приме­ров того, как Господь совершал чудеса по вере других людей. Это, например, исцеление расслабленного, которого друзья спустили ко Христу через крышу дома. По их вере, Он и исцелил этого человека. А наша родительская вера помогает с раннего детства заронить в душу ребёнка семена, которые в буду­щем помогут ему уже более-менее со­знательно бороться с грехами, а во взрослом возрасте, пережив, как и все, кризис веры, с наименьшими по­терями для души вернуться в лоно Церкви.

Кроме того, чем раньше и чаще ребёнок начинает бывать в храме, тем быстрее он привыкает, и храм становится для него местом при­вычным и спокой­ным. С другой стороны, совер­шенно очевидно, что ребёнок, кото­рого впервые при­вели в храм, а тем более на испо­ведь и причастие, уже в более взрослом и сознательном возрасте, мо­жет повести себя в церкви совершенно неожиданно: заплакать, устроить скан­дал и отказаться участвовать в таин­ствах. Хотя как раз неожиданного здесь ничего нет. Незнакомая обстановка, много чужих людей, скучно, да ещё и «страшный дядя» с громким голосом что-то в рот хочет влить — может, горь­кое лекарство; может, ещё что-то ужас­ное. Ребёнок начинает вести себя аде­кватно со своей точки зрения и неаде­кватно с родительской — впадать в ис­терику и панику. Чтобы этого не допу­скать, нужно с самого малого возраста регулярно — не раз в год и даже не раз в полгода, а ежемесячно или чаще — приходить с ним в храм. Не поддавать­ся соблазну поспать подольше в вос­кресенье или отложить всё на более взрослый возраст — когда «будет про­ще». Потому что проще не будет. И ес­ли мы хотим, чтобы наш ребёнок чувствовал себя в храме хорошо и спокой­но, как те дети, которые в длинной оче­реди к причастию спрашивают: «Кто по­следний?», то и привести его в храм нужно как можно раньше, чтобы не бы­ло поздно и мучительно трудно.

Светлана Исаева

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74