4 Февраля 2015

Вологодский друг Есенина

В молодые годы близким другом Сергея Есенина считался уроженец вологодских мест поэт Алексей Ганин. К несчастью, дружбе этой не суждено было развиться. В 1924 году Ганина арестовали, а затем расстреляли за антисоветскую деятельность. Долгие годы, вплоть до реабилитации Ганина, подробности взаимоотношений двух молодых поэтов замалчивались.

Александр Потапов |
Вологодский друг Есенина

В молодые годы близким другом Сергея Есенина считался уро­женец вологодских мест поэт Алексей Ганин. К несчастью, друж­бе этой не суждено было развиться. В 1924 году Ганина арестовали, а затем расстреляли за антисоветскую деятельность. Дол­гие годы, вплоть до реабилитации Ганина, подробности взаимо­отношений двух молодых поэтов замалчивались.


Петроградские встречи


Весной 1915 года 19-летний Сергей Есенин отправился в Петроград, где завёл знаком­ство с поэтами, писателями и издателями. Примерно в это же время в Северной столице объявился вологодский поэт Алексей Ганин.


Алексей Алексеевич Ганин родился 28 июля 1893 года в крестьянской семье, в дерев­не Коншино из Кадниковского уезда Вологодской губернии. Как и Есенин, происходил из крестьянской семьи. Окончил двухклассное земское учили­ще, а позднее - гимназию и медучилище в Вологде. Тогда же начинающий стихотворец начал публиковаться в воло­годских газетах. Он был моби­лизован летом 1914 года и на­правлен на службу в Никола­евский госпиталь. Стихи Гани­на начали появляться в петро­градских журналах. Молодой поэт в 1916 году познакомил­ся с Есениным. Они подружи­лись и стали, как говорится, не разлей вода.


Они часто заходили в редак­цию эсеровской газеты «Дело народа» или в Общество рас­пространения эсеровской ли­тературы и проводили время в обществе Зинаиды Райх и Мины Свирской.


В 1916 году, когда на запад­ных границах России полыха­ла война, Есенин был призван на службу и прикомандирован к военно-санитарному поезду № 143, который базировался в Царском Селе. Сергей Есе­нин как обретающий извест­ность поэт на службе пользо­вался некоторыми послаблениями, и ему разрешали бы­вать в Петрограде.


Февральская же революция всё перемешала в стране, и Есенин очень опасался снова попасть на фронт, теперь уже по призыву Временного пра­вительства, и счёл за лучшее на время оказаться подальше от столицы. И тут подвернулся благоприятный случай: Ганин пригласил его в гости на ма­лую родину, в деревню Кон­шино. Вместе с друзьями от­правилась в поездку и Зинаи­да Райх.


Вологодский след Есенина


Лишь много лет спустя ста­ли известны все подробности пребывания рязанца на Вологодщине. Младшая сестра Га­нина, Мария Алексеевна Кон­дакова, писала: «Дом у нас с мезонином был. А в мезонине было много полок с книгами. Брат спал на полу. И Есенин, когда к нему приезжал, спал на полу. В июле 1917 года я в Вологду уехала готовиться к экзаменам». Маше в ту пору шёл одиннадцатый год, и она помнила, как в Вологде к ней однажды зашёл брат Алексей вместе с Есениным. Молодые поэты пригласили её обедать в ресторан «Пассаж», что был на Каменном мосту.

44.jpg


Другая сестра вологодского поэта, Елена Алексеевна, ос­тавила воспоминания о пребы­вании Есенина на вологодской земле, записанные с её слов Станиславом Куняевым: «По­мню, как к нам приезжали Есе­нин и Райх, и с братом. Она в Вологде работала у Кпыпина, был такой краевед с частным издательством. Райх секрета­рём у него была... Приехали, стучатся: «Хозяюшка, нельзя ли переночевать?» А мать: «Сей­час скажу отцу, он вас пустит!» Брат рассмеялся - она его и признала. Вошли... Утром, я помню, жду не дождусь, ко­гда проснутся. Как раз они на праздник приехали после Пе­трова дня — на престольный праздник деревни... Хорошо помню Райх - в белой блестящей кофте, в чёрной широ­кой юбке. Весёлая... А  Есенин хорошо играл на хромке - по­дарил её Фёдору (брату Алек­сея Ганина. — А. П.), хромка с зелёными мехами. Долго ле­жала. Потом пропала. Фёдор на ней играл и частушки сочинял:


Эх вы, сени, мои сени, Не сплясать ли трепака?

Может быть, Сергей Есенин

Даст нам кружку молока...


Ну, сразу возник смех: дев­чата окружили Есенина и по­требовали по кружке молока, а поэт лёгким движением руки отправил насмешниц к хозяй­ке дома, к нашей матери».


Под недремлющим оком ЧК


Алексей Алексеевич Ганин выпустил в Вологде несколь­ко литографированных поэти­ческих сборников. Переехав в Москву, он продолжил заня­тия поэтическим творчеством. Именно здесь у него были из­даны книга «Былинное поле» и поэма «Звёздный корабль».


Как-то раз осенью 1923 го­да четверо поэтов: Пётр Оре­шин, Алексей Ганин, Сергей Есенин и Сергей Клычков - за столиком в литературном кафе «Стойло Пегаса» доволь­но бурно обсуждали свои невесёлые литературные дела, говорили об униженном поло­жении русских писателей при большевистском режиме. Не­подалёку сидел человек в ко­жанке, как позже оказалось - чекист. Он поднял скандал, на­чал кричать, что за соседним столиком сидят антисемиты и ведут опасную беседу. В кафе нагрянула милиция, поэтов за­брали в участок, а затем пре­дали товарищескому суду мо­сковских писателей. Собратья по перу вынесли обществен­ное порицание провинившим­ся и тем самым спасли их от сурового наказания.


Меж тем травля поэтов про­должалась. 1 ноября 1924 го­да Г. Г. Ягода, глава москов­ских чекистов, подписал ор­дер на арест Алексея Ганина. При аресте у поэта были об­наружены тезисы «Мир и сво­бодный труд - народам», ко­торые по существу представ­ляли манифест народного сопротивления большевистской диктатуре, хотя арестованный заявил, что тезисы являются набросками к роману.


Делом Алексея Ганина за­нялся Я. С. Агранов, «обер-палач ЧК», который вскрыл це­лую антисоветскую группу, ко­торая получила в ОГПУ гром­кое название «Орден русских фашистов». Ганина объявили руководителем группы и рас­стреляли 30 марта 1925 года. Многое написанное Алексеем Ганиным уничтожено или за­секречено в ОГПУ-НКВД, да и имя поэта долгие годы оставалось под запретом. Он был реабилитирован в 1966 году.


Александр Потапов

«Панорама города» от 4.02.2015, № 5

 

 

 

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74