10 Декабря 2014

Полонский и Жуковский

Якову Петровичу Полонскому 18 декабря исполняется 195 лет со дня рождения.

Александр Потапов |
Полонский и Жуковский

Якову Петровичу Полонскому 18 декабря исполняется 195 лет со дня рождения. Редко кому из поэтов достаётся судьба, которая выпала на долю нашего земляка. Неутомимый труженик пера, он, словно мост, соединяет собой два века русской поэзии: Золотой и Серебряный.


Первые стихотворные опыты Якова Полонского относятся к тому времени, когда ещё жили и творили Пушкин и Лермонтов, ушёл же он из жизни, когда уже входил в литературу Блок. Полонский, долгожитель в поэзии, в ранней юности получил одобрение своих стихов из уст самого Василия Андреевича Жуковского, и произошло это в Рязани.


В свите цесаревича


В августе 1832 года 12-летний Яков поступил учиться в первую Рязанскую мужскую гимназию, которая располагалась на Астраханской (Большой) улице. Изначально здание принадлежало Марии Семёновой (урождённой Буниной), дочери помещика Петра Ивановича Бунина.


Интересно, что младшая сестра владелицы дома на Астраханской, Анна Петровна Бунина, считается первой русской поэтессой, в то время как Василий Жуковский, первый ценитель стихов Полонского, доводился сёстрам двоюродным братом. (Жуковский был внебрачным сыном Афанасия Ивановича Бунина и пленной турчанки Сальхи.)


В судьбе Полонского поистине поворотным стал август 1837 года. В этом году по России путешествовал наследник престола великий князь Александр Николаевич, в сопровождении свиты и своего воспитателя Жуковского.


О цесаревиче и его наставнике в Рязани были наслышаны. Когда наследник престола, будущий царь-освободитель Александр Второй, стал старше, воспитателем к нему определили знаменитого поэта. Жуковский выучил русскому языку императрицу Александру Фёдоровну, бывшую прусскую принцессу Шарлотту, и теперь учил наследника российского престола, с которым ещё никому не известный Яков Полонский, рязанский гимназист, был практически ровесником (Александр был на год старше).


В город наследник прибыл 15 августа. В этот день отмечался праздник Успения Пресвятой Богородицы, и на улицах было многолюдно. У дома богача Рюмина на Владимирской улице толпились любопытные, ведь цесаревич должен был остановиться здесь. В кафедральном соборе готовились к службе. Праздничный звон колоколов всех тридцати церквей плыл над городом. И когда показалась коляска цесаревича, ликующие рязанцы огласили воздух приветственными криками.


Почётное задание


В Рязани было всем известно, что наследника престола воспитывает поэт. Именно поэтому гимназическое начальство решило приветствовать высоких гостей стихами. Поскольку о поэтических увлечениях Якова Полонского в гимназии были уже наслышаны, директор Семёнов вызвал его и попросил сочинить приветственные стихи, да такие, чтобы припев можно было спеть на мотив «Боже, царя храни!». Якову это задание пришлось по душе, и он стихи написал. Исполнить два куплета, написанные Полонским на мелодию гимна, поручили гимназическому хору.


Начались репетиции. Автор сильно волновался. Но ни чтения, ни пения стихов перед цесаревичем не состоялось. Будущий император ограничился всего лишь осмотром классов и кабинетов гимназии, а кроме того, побывал в пансионе, где осмотрел зал, спальни учеников и отведал еду в тамошней столовой.


Памятная встреча


0064-016.jpg

Василий Андреевич Жуковский


Вечером 16 августа в роще, которая прилегает к городу, на даче Рюмина был дан большой бал в честь августейшего гостя. Публика ещё засветло потянулась к Рюминой роще, гимназисты также шумными стайками торопились к месту торжеств.


Яков Полонский вспоминал: «Я собрался идти в эту рощу смотреть иллюминацию, глядеть в окна, слушать роговую музыку; но только что я вышел за ворота, встретил сторожа, который сообщил мне приказание немедленно явиться к директору. Зачем, думаю, я понадобился?! Когда я вошёл в переднюю, мне указали на лестницу в коридоре и сказали: «Ступайте наверх». А там, наверху, то есть на антресолях, было, как мне показалось, две комнаты. В первой из них, пустой, я остановился. В другой слышались голоса — там были, очевидно, гости и стоял дым от трубок. И кто-то доложил о моём приходе. И вот, вижу я, выходит ко мне высокий, плотный, несколько сутулый господин... Этот господин был Василий Андреевич Жуковский. Он сообщил мне, что стихи мои ему очень понравились, что наследник благодарит меня и жалует меня золотыми часами».


Не было предела ликованию начинающего поэта, ведь его стихотворческие способности оценил сам Жуковский! Не чуя под собой ног, Яков покинул дом директора...


А на другой день в большом зале нового здания гимназии состоялся торжественный молебен. Когда отзвучали песнопения, была зачитана бумага, в которой была упомянута и фамилия Полонского. Директор произносил торжественные слова. Гимназист от волнения стоял ни жив ни мёртв. Якова вызвали из рядов однокашников и вручили подарок: в дорогом футляре заманчиво поблёскивали золотые часы, украшенные незабудками, выполненными на эмали. Подарок был действительно царский...


А когда торжество окончилось, Якова обступили товарищи-гимназисты. Кто-то руку ему тряс, кто-то дружески хлопал по плечу... Радость переполняла Полонского, и, как он позже признавался, «высочайшая награда обратила на меня внимание всей Рязани». Так к Полонскому пришёл первый успех.


...Поразительные совпадения дарует порой судьба. Жуковский в своё время стал наставником, а затем и другом Пушкина. В год трагической гибели гения российской словесности Василий Жуковский обласкал в Рязани иного поэта — Якова Полонского. К сожалению, их отношениям не суждено было развиться. Жуковский в 1837 году закончил занятия с наследником престола и отправился в составе его свиты в трёхмесячное путешествие. В июне 1841 года подал в отставку, женился и поселился в Германии, где и скончался в 1852 году... Увидеться с ним Якову Полонскому больше не довелось.


Александр Потапов

"Панорама города" №50 от 10 декабря 2014 года

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73