22 Ноября 2017

Конфеты от маршала Жукова

Маленький домик привлекает внимание резными наличниками, кружевным карнизом — и памятной табличкой на дверном косяке

Конфеты от маршала Жукова

Это не мемориальная доска, просто гости хозяев, однажды услышавшие за чашкой чая, кого здесь принимали в 1943-м, были так поражены, что в следующий раз вернулись со сделан­ной на заказ табличкой. И теперь каждый, кто проезжает мимо, заинтересовавшись, может постучать в этот дом и услышать се­мейное предание.

«ВСЁ СЕЛО ЗНАЕТ!»

Жительница села Сельцы Рыбновского района Лидия Моисеенко проводит экскур­сию по дому.

- Всё с тех пор измени­лось - столько лет прошло! В этой комнате у нас тогда фикусы росли — до самого потолка, а здесь, где сейчас диван, стояла кровать, на ко­торой спал Жуков. - Лидия Васильевна показывает го­стиную, в которой только стены помнят присутствие знаменитого маршала. А вот на террасе блестит боками самовар, из которого, по словам хозяйки, Георгий Константинович пил чай.

- К нам когда гости из Польши приезжали, просили продать, - говорит Лидия Васильевна. - Да разве с та­ким красавцем расстанешь­ся! А главное, у нас ни фото­графий не осталось, ни бумажки, на которой Жуков нам свой адрес написал. Ничего, в общем, что бы напоминало о тех днях. Вот только этот самовар его и помнит.

В начале осени 1943 года нашей героине было почти пять лет. Здесь, в лесах во­круг Селец, тогда формиро­валась польская дивизия имени Костюшко.

 - В сентябре Сталин на­правил Жукова проверить, какова боевая готовность этой дивизии, - рассказыва­ет супруг Лидии Васильевны Анатолий Григорьевич. - Маршал приехал в Сельцы в сентябре 1943-го. Точной да­ты нам никто не сообщил, хо­тя мы обращались в ФСБ и Минобороны. Ответили, что это секретная информация. А какие секреты, если всё село знает, что Жуков здесь был!

Чем же привлёк Георгия Константиновича именно этот дом? Лидия Васильевна рас­сказывает, что ещё с самого начала формирования под Сельцами польской дивизии у них остановились офицеры из особого отдела.

- Считалось, что нашей семье можно доверять, раз уж здесь особисты жили, - поясняет хозяйка. - Да и в доме через дорогу жил ко­мандующий польской армией Зыгмунт Берлинг. Мама рас­сказывала, что Жуков провёл у нас три дня. То же самое говорил и старший брат Ни­колай. Ему в 1943-м было уже 19 лет. Сама я мало что помню — маленькая была. А тех, кто хорошо помнит при­езд Жукова, уже нет в живых.

ТУАЛЕТ ДЛЯ МАРШАЛА

По словам Лидии Василь­евны, когда приехал Георгий Жуков, особисты освободили дом для него и его адъютан­та. Узнав, что к ним приедет маршал, семья быстро по­строила новый туалет, - ста­рый был уже слишком ветхий и для приёма высокого гостя совершенно неприемлемый. Его потом ещё много лет так и называли — «Жуковским»...

- Помню, как нас с пле­мянником Толей мама и се­стра отправили на печку, за­крыли шторкой и велели не высовываться, - продолжает Лидия Васильевна. - Мама рассказывала, что в доме у нас проходило совещание, на котором, кроме Жукова, присутствовали поляки, в том числе писательница Ванда Василевская, командующий дивизией Берлинг, предста­вители Франции и Англии. Я чётко помню, что когда оно закончилось, из соседней комнаты вышел мужчина и увидел нас на печке. Спро­сил: «А это что за дети?» Моя сестра объяснила. Мужчина этот снова на несколько се­кунд исчез в соседней ком­нате, а потом вернулся и дал мне и Толе по шоколадной конфете. Вот этот момент я помню хорошо, ведь тогда попробовала такую вкусную вещь впервые в жизни! 

О продолжении дня Лидия Васильевна рассказывает со слов мамы, Марии Ивановны. Жуков ушёл, а вскоре адъю­тант стал его искать. Хозяйка дома плечами пожала: «Не знаю, к полякам, наверное, пошёл». Когда Жуков вернул­ся, адъютант на него наки­нулся: «Вы почему ушли? Знаете же, что я перед са­мим (перед Сталиным, то есть) за вас отвечаю». Жуков извинился и пообещал, что больше этого не повторится.

- Уезжая, Георгий Кон­стантинович оставил адрес, приглашал в гости, если бу­дем в Москве, - говорит Ли­дия Васильевна. - Вряд ли бы кто-то всерьёз решил воспользоваться этим пред­ложением. Адрес потерялся.

«ЛУЧШЕ БЫ Я УМЕРЛА» 

Приезд маршала стал лю­бимой сельской легендой, и старожилы помнят ещё не­сколько связанных с ним ба­ек и историй. Лидия Василь­евна вспоминает, например, как Жуков с адъютантом хо­дил в баню к кому-то из местных жителей и как кто-то из поляков взял их тёплое офицерское бельё и подло­жил новое, но тонкое, сол­датское. Адъютант очень возмущался, а Жуков будто бы ответил: «Да успокойся! Вер­нёмся и другое бельё себе возьмём». Брат моей собе­седницы, Николай, рассказы­вал, что Жуков каждое утро просил, чтобы он на него во дворе выливал ведро ледя­ной воды. А к «Жуковскому» туалету в селе сложилось почтительное отношение - на­столько, что некоторые гости Марии Ивановны наотрез от­казывались им пользоваться: мол, куда им, крестьянам, до маршальских удобств! 

Лидия Васильевна с мужем на некоторое время уезжали жить в Литву. Она хорошо помнит, как приехала к мате­ри, которая тогда тяжело бо­лела, в первый раз после смерти маршала.

- Мама не спросила, ни как мы добрались, ни как у нас дела,- рассказывает моя собеседница. - Первый её вопрос был: «Лида, а ты знаешь, что Жуков умер?» Конечно, я знала. А мама и говорит: «Как же мне его жалко! Такой хороший чело­век был. Лучше бы я вместо него умерла».

Официально факт пребыва­ния Жукова в Сельцах не признан, подтверждающих его документов нет. Воспоминания старожилов в расчёт не принимаются. Верить или нет в историю Лидии Василь­евны - дело каждого. Для неё же не слишком важно, кто как относится к её сло­вам. Она просто помнит рас­сказы мамы и брата — и вкус шоколадной конфеты.

 

Юлия Верёвкина

 

 

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73