29 Декабря 2020

Воины Панджшерского ущелья

Главы из книги «Это наша с тобой биография». Вспоминает Валерий Измаилович Голубев

Воины Панджшерского ущелья

C детства я хотел стать лётчиком или журналистом, а стал десантником – между небом и землёй. О профессии журналиста мечтал потому, что очень любил фотографию, был дипломантом международных фотоконкурсов и собирался поступать на факультет журналистики. К тому времени у меня уже был диплом на 14 языках фотоконкурса «Зоркий дружба-50», а фотографией я занимался с пятого класса.

Однако судьба распорядилась по-другому. После школы я подал документы в Качинское лётное училище, но в особом отделе была страшная волокита, и документы к началу экзаменов опоздали. Тогда в семнадцать лет я впервые уехал от дома за тысячи километров и поступил в Новосибирское высшее военное командное училище.

По распределению попал в Рязань, в десантный полк. В Рязани и остался навсегда. Женился, получил квартиру. К моменту начала войны в Афганистане жена была беременна вторым ребёнком, а позже был издан приказ, что офицеров, у которых двое детей, туда не направлять.

Но под этот приказ я не попал и отправился выполнять интернациональный долг, помогать дружественному афганскому народу. Дружественному, потому что одним из первых указов, подписанных Лениным после революции, был договор о дружбе между нашими странами.

Из Афганистана я привёз брошюру, где кратко излагалась история страны. Так вот, никто её поработить не смог, афганцы очень независимый, свободолюбивый и воинственный народ.

В Афганистан я попал в 1980-м и служил там два года. Вначале про военные действия в этой стране мало кто знал, а там шла настоящая война. Нас поднимали по тревоге, мы участвовали в операциях, которые длились по нескольку суток, попадали в окружение. Недоедали, иногда пристреливали какого-нибудь заблудившегося бычка, варили суп. Запомнился мне бой в Панджшерском ущелье, где в то время воевал Ахмад Шах, полевой командир известный под прозвищем Панджшерский лев.

Тогда мы взяли высотку, заняли круговую оборону. Впереди в двадцати метрах глубоченная пропасть. Ночью нас стали обстреливать из пулемётов. У нас в России ночью светит луна, а там – одни звёзды, темень, откуда стреляют не видно, да ещё эхо в горах. Всю ночь мы отстреливались, а утром духи ушли. В моём подразделении погибло два солдата, я был ранен.

За эту операцию меня наградили орденом Красной Звезды, имеется у меня и медаль «За боевые заслуги». Всего же я участвовал в сорока двух боевых операциях.

Моим комбатом был легендарный Александр Лебедь, а в батальоне служило три Героя Советского Союза.

Я совершил 127 прыжков с парашютом, и всё равно, при каждом прыжке, когда открывается рамп у самолёта, появляется страх – раскроется парашют или нет? И только, когда над тобой появляется купол, страх исчезает. В отставку я ушёл в 1991 году в звании майора.

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 77