3 Августа 2017

«Девушка, вы танцуете?»

Трудно представить себе человека, который не знал бы продолжения этого диалога из популярного советского фильма. «Да», — с робкой надеждой говорит героиня. «А я пою!» — насмешливо отвечает её несостоявшийся кавалер. Действие фильма «Начало», снятого, кстати, в самом начале 70-х, происходит не только и не столько на танцплощадке, но мы будем говорить именно о ней и попробуем взглянуть на это культовое для тогдашней молодёжи место глазами его завсегдатаев. Может быть, отыщутся таковые и среди вас?

«Девушка, вы танцуете?»

«А ОН МЕЧТАЕТ О ВЫКРУТАСАХ»

Когда год назад в рязанском ЦПКиО открылась обновлённая танцплощадка, с особым воодушевлением к этому со­бытию отнеслись люди старшего поко­ления — те, кто ходил на танцы в 70-е или ещё раньше. Хорошо, что в новом веке возрождаются старые добрые традиции! Но почти сто лет назад они тоже были новыми и с трудом пробивали се­бе дорогу.

В 1922 году всероссийская комсо­мольская конференция назвала тан­цы одним из каналов проникновения в молодёжную среду мелкобуржуазного влияния. Сергей Киров, говоря о посе­щении молодыми людьми танцклассов, заявил: «У человека комсомольский би­лет, а он мечтает о выкрутасах». В эпо­ху НЭПа одним из особо вредных вы­крутасов считался фокстрот. Назван­ный «сексуальной патологией», он во­обще попал под запрет. Были и другие источники «тлетворного» влияния на неокрепшие умы молодёжи: чарльстон, шимми, танго.

Чем больше ругали эти запретные плоды, тем привлекательнее они ка­зались. В начале 30-х здравый смысл восторжествовал: стихийные танцпло­щадки узаконили, сняв табу с «буржу­азных» танцев. В послевоенные годы в них вообще трудно было усмотреть ка­кой-либо эротический подтекст: танц­площадки имели в основном женское лицо. Кавалеров, не покалеченных на фронте, встречалось — раз-два и об­чёлся, поэтому девушки приглаша­ли друг друга. «Стоят девчонки, стоят в сторонке» — это не про них, а про по­коление, родившееся уже после войны и пришедшее на танцы в 60-е.

ВСЁ ПО-НАСТОЯЩЕМУ

Говорят, в то время каждый суббот­ний и воскресный вечер на танцпло­щадках было не протолкнуться. Но ес­ли верить ещё одному советскому ки­ношедевру, под названием «Большая перемена», они работали и в будни, чем успешно пользовался оболтус Генка Ляпишев, сбегавший на танцы из ве­черней школы. Обычным школьникам это развлечение было менее доступно: дети до восемнадцати, как правило, ту­да не допускались. Но так как возраст определяли на глаз, юные барышни могли прибавить себе пару лет с помо­щью толстого-толстого слоя косметики, не задумываясь, что выглядит подобная боевая раскраска крайне вульгарно.

В конце концов, о вкусах не спорят... Число несовершеннолетних посетите­лей регулировалось и другим обстоя­тельством. Вход был платным: где-то — 50 копеек, где-то — рубль.

Работающая молодёжь не особенно ограничивала себя в тратах: гулять так гулять! По воспоминаниям завсегдата­ев танцплощадок, нередко парни при­носили с собой «портвешок» или «Яб­лочное» за 1 рубль 17 копеек. Эти по­пулярные напитки придавали смелости в налаживании контактов с противопо­ложным полом. А девчонки больше все­го мечтали познакомиться с музыкан­тами из ансамблей, игравших на танц­площадках. Это давало девушкам воз­можность занять место поближе к сце­не и соответственно к своим кумирам.

Не так важно, на­сколько талантливы бы­ли эти, как правило, са­модеятельные арти­сты. Главное, какие пес­ни они исполняли! По­жалуй, ни одна эпоха не оставила после себя столько шлягеров, как 60-70-е. Люди старшего поколения часто вспо­минают, а молодёжь от­крывает для себя такие имена, как Гелена Ве­ликанова, Майя Кристалинская, Тамара Миансарова, Вадим Мулерман, Валерий Ободзинский, Мария Пахоменко, Эдуард Хиль... Ещё больше скажут названия или первые строчки песен: «А у нас во дворе...», «Жил да был чёрный кот...», «Льёт ли тёплый дождь, падает ли снег...», «По переулкам бродит лето»...

Старые добрые танцплощадки... Они незаметно ушли из нашей жизни вме­сте с советской эпохой, а сегодня пе­реживают второе рождение, пусть и не в тех масштабах и не в том виде.

На советских танцплощадках всё бы­ло по-настоящему: дружба и преда­тельство, любовь и ревность — словом, здесь кипела жизнь. На таких вроде бы несерьёзных мероприятиях, как танцы, завязывались очень серьёзные отноше­ния, потом создавались семьи. А зна­чит, если копнуть поглубже, многие из ныне живущих обязаны своим появле­нием на свет танцплощадке!

Стиляги не пройдут!

Походу на танцплощадку предшествовала тщательная подготовка. Чтобы претендовать на роль королевы бала в выходной, в четверг или пятницу девушки доставали луч­шее платье, чинили и стирали его, а вечером накручива­ли волосы на бигуди, в которых и спали: красота требует жертв! В конце 70-х — первой половине 80-х появилось не­гласное правило для вечерних выходов: одеваться не про­сто нарядно, но и модно, что порой резко контрастирова­ло с официальными установками. Например, на танцы, ор­ганизованные комитетами комсомола, не пускали стиляг. Парню со взбитым коком на голове или в брюках-дудочках у входа запросто могли дать от ворот поворот. То же са­мое ожидало слишком ярко накрашенную девушку с при­чёской «венчик мира» и в чулках со швом сзади. Блюстите­ли нравственности воевали также с мини-юбками, брюка­ми клёш, но больше всего, пожалуй, доставалось джинсам. На многих площадках даже висело объявление: «В джинсах вход воспрещён!».

 

Людмила Баженова

 

 

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73