16 Января 2018

Дягилево – подвиг танкистов

Дорогие читатели! Мы с вами хорошо знаем, что Дягилево – это оплот авиации. Но, оказывается, в годы войны здесь совершали подвиги герои-танкисты. Об этом «Малой Родине» рассказала ведущий методист Центрального музея Великой Отечественной войны в Москве Галина Ярославовна Грин

Дягилево – подвиг танкистов

Немецкие войска захватили Михайлов 24 ноября 1941 г. 10-я армия Голикова прибыла лишь 4 декабря и вскоре освободила город. Фашисты хозяйничали на рязанских землях больше недели, но за это время так и не смогли выполнить главную задачу, поставленную Гитлером: разрушить железную дорогу на участке Рязань-Коломна. Что же им помешало? Ответ прост: хорошая подготовка к обороне.

 

Ещё в октябре было принято решение о строительстве оборонительных рубежей в районе Дягилево. Рязанцы: от мала до велика – трудились. Рыли траншеи, копали окопы.

15 ноября в Рязань прибыла группа военных, которая объединилась с гражданским штабом обороны Рязани.

 

Командующим обороны Рязани стал генерал-лейтенант танковых войск Василий Александрович Мишулин, имевший большой боевой опыт.

Под Рязань стала прибывать боевая техника и солдаты. Одной из частей, переброшенных к Рязани, стала 17-я танковая бригада 43-й армии. Её срочно усилили 7 танками: один КВ с лучшим экипажем, 2 Т-34 и 4 лёгких танка Т-60.

Передислокация из Подольска в Рязань заняла менее суток. К вечеру 25-го ноября штаб бригады прибыл в Дягилево. Сразу же ему был подчинён парашютный батальон из Владимира.

Танкисты 1 тб 17 тбр.jpg


 Танкисты 1 танкового батальона 17 танковой бригады


Как они расположились?

 

Командный пункт командира находился на северо-западной окраине Дягилево. Одна рота танков Т-26 заняла оборону по южной окраине. Рота управления и комендантский взвод обороняли подступы. В резерве командира была сосредоточена рота танков КВ. Автотранспортная рота прибыла в Баграмово и разместилась на ночлег в школе.

 

В Дягилево штаб бригады прикрывался с воздуха 3-мя крупнокалиберными зенитными пулемётами зенитного дивизиона бригады. Командный пункт располагался в Дягилевской школе. В случае танковой атаки противника, все зенитки предполагалось использовать как противотанковые орудия. К вечеру 26 ноября из Подольска прибыла вторая батарея, ранее находившаяся на фронте. Личный состав дивизиона сразу приступил к тренировкам: как правильно и точно бросать бутылки с горючей жидкостью.

В тот же день прибыл и поступил в распоряжение 17-й танковой бригады стрелковый батальон курсантов Владимирского пехотного училища.

 

Ещё не привыкнув к прифронтовой обстановке, все вновь прибывшие части в первый день допускали ошибки. Они слабо маскировали позиции, жгли костры, из-за чего линия обороны была заметна с большого расстояния, отмечались факты сна на посту. Штаб обороны Рязани приказал устранить эти недостатки. В течение дня  пулеметчики вёл огонь по самолётам «Фоке-Вульф-187» и «Мессершмитт-110». Две зенитные батареи обеспечивали противовоздушную и противотанковую оборону Рязани с северо-запада и юго-запада. Днём обе батареи вели огонь по самолёту Хейнкель-111v, после чего тот изменил курс.

 

27 ноября танки перешли из Дягилева в центр села Мервино. Штаб танкового полка бригады расположился на восточной окраине Мервино. Шесть танков Т-34 контролировали местность восточнее Дягилева с юго-западной окраины Мервино. Ещё шесть танков КВ занимали оборону на юго-восточной окраине села Мервино.

 

28 ноября на ст. Рыбное из Пензенской области в двадцати воинских эшелонах должна была прибыть 322-я стрелковая дивизия, поэтому планировалось, что 17-я танковая перейдёт из Дягилева в Мервино, освободив позиции. Но поскольку эшелоны дивизии попали под бомбёжку и понесли потери в районе Ряжска, её прибытие задержалось. Командный пункт танковой бригады остался в Дягилеве ещё на день.

Строительство земляных укреплений по обе стороны железной дороги, наряду с движением железнодорожных эшелонов на участке Коломна-Рязань, немцы отметили в донесении в Штаб авиации группы армий «Центр».

 

Весь день продолжалось строительство эшелонированной линии обороны. Помимо инженерных работ, проводилась окраска машин в белый цвет и маскировка рубежей обороны. По прибытии, штаб 322 стрелковой дивизии расположился в Рыбном. Стрелковая дивизия также приступила к строительству линии обороны.

 

29 ноября батареи перешли из Дягилева в Мервино. За день было вырыто три блиндажа, две щели укрытия, десять колодцев для истребления танков и пять ниш для снарядов. На усовершенствование обороны были привлечены местные жители, совместными усилиями было отрыто семь окопов и яма для командного пункта батальона, поставлены столбы и обшиты лесом.

 

Разведка боем

 

Утром 26-го ноября всем частям гарнизона был разослан приказ Штаба обороны Рязани, в котором для каждой части был выделен свой сектор обороны. Особое внимание уделялось ведению разведки на наиболее опасных направлениях - Михайловском и Пронском. Именно оттуда могли напасть фашисты. Туда отправили разведчиков. 17-я танковая бригада, единственная из частей рязанского гарнизона, имевшая большой боевой опыт, получила задачу прочно оборонять подступы к городу

 

Взвод разведчиков занял оборону на южной окраине Дягилева и рыл окопы. Отсюда уходили разведгруппы бригады, сюда же они и возвращались, иногда с трофеями. К исходу дня бригадой были высланы три разведгруппы на Ново-Панское, Серебряные Пруды и на Михайлов.

 

Одна из этих разведгрупп под командованием ст. лейтенанта М.П. Вощинского на трёх танках Т-60 с четырьмя автоматчиками встретилась с немецкой разведгруппой. В коротком бою было уничтожено два немецких мотоцикла и захвачены трофеи.  В немецкой сводке в этот день было отмечено: «...Из Рязани на Захаровское русские подтягивают подкрепление с танками».

 

Разведгруппа ст. лейт. Мартынова 27 ноября обнаружила в Плахине крупную группировку противника. Два танка Т-26 в ходе разведки решили обойти деревню Плахино с двух сторон. Немцы приняли этот манёвр за танковый охват, в результате встреченный немецкий разъезд бежал в Плахино и через несколько минут уехал проселочными дорогами в направлении Михайлова. За ними уехала вся немецкая группировка. Именно появление танков Т-26 стало причиной бегства немцев. По словам местных жителей, один немецкий офицер, с выбитым глазом и простреленной щекой, вбежал в деревню и кричал: «Рус танки!», после чего немцы панически бежали в направлении Михайлова.

В Плахине были оставлены трофеи: два грузовика,  мотоцикл, немецкий радиоприёмник, десять ящиков снарядов, две  кожаные сумки.

 

Немецкие группы приходили и уходили из разных населённых пунктов, так как они искали различные пути подхода к железной дороге. Они стремились выполнить приказ Гитлера – перерезать железнодорожное сообщение. Штаб обороны Рязани, опираясь на донесения, уточнял постоянно изменяющуюся линию фронта. По данным разведки был сделан вывод, что немецкие войска сосредоточены около Михайлова и прошупывают подступы к Рязани с целью установить группировку наших войск в этом районе. Планы немцев по разрушению железной дороги пока оставались неизвестны нашему командованию. Каждая встреча с нашими разведгруппами была для немцев сигналом, что здесь проход к железной дороге закрыт.  Стычки с советскими разведгруппами и неожиданно появившаяся эшелонированная линия обороны заставили врага сделать вывод о сильной обороне.

 

Бой в Пояркове

 

27 ноября наша разведка донесла, что немцы ушли из Михайлова и расположились за его пределами. Штаб обороны Рязани решил воспользоваться этой возможностью и приказал занять временно опустевшей город сильной разведгруппой с танками. Сделать это предстояло силами всего двух отрядов. Первая разведгруппа под командованием ст. лейтенанта Петра Петровича Феногенова. Вторая разведгруппа формировалась от 1-го запасного автополка. Впоследствии их действия стали называть разведкой боем.

Вечером и ночью группы вышли на Михайлов и к утру достигли Пояркова, где противника сначала не было, но вскоре появились две машины с немецкой пехотой и шесть танков. Для усиления из Рязани была выслана еще одна стрелковая рота курсантов  под командованием ст. лейт. Евг. Миронычева и три танка Т-34.

 

За ночь немцы сумели подтянуть к Поярково подкрепления и утром атаковали группу Феногенова при поддержке минометного огня и противотанкового орудия с термитными снарядами. Один из танков Т-34 получил 8 пробоин. Появились снайперы, одним из них был убит командир взвода 1-й роты И.К. Молдованов.

 

За четыре часа боя группа Феногенова вместе с курсантами Владимирского пехотного училища отбила две атаки. Предупредив третью атаку, они сами перешли в наступление. Таким образом, из-за ежедневных (с 27 по 30 ноября 1941 г.) стычек с разведгруппами 17-й танковой бригады, день за днём откладывалось разрушение железной дороги войсками Гудериана на участке Рязань-Коломна. А к Рязани уже приближались десятки эшелонов с дивизиями 10-й армии. Город и железная дорога были спасены от врага.

Выкопанные силами жителей Рязани и военнослужащих за четыре дня эшелонированные земляные укрепления были расценены немецким командованием как хорошо оборудованные оборонительные рубежи.

 

В некоторых местах эти траншеи и окопы в районе Дягилево сохранились и сегодня. Их можно было бы использовать в военно-патриотической работе, давая возможность молодёжи ощутить, как чувствовали себя их ровесники, защищавшие подступы к Рязани зимой 1941 года.

 

 Авторы.jpg

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74