23 Ноября 2013

«Необычная классика» по Набокову на сцене Драмтеатра

Сергей Виноградов, новый режиссер Рязанского театра драмы, ранее рассказывал о своей склонности к экспериментам и намерении заняться «необычной классикой». Иными словами, ставить спектакли, основанные на малоизвестных произведениях великих писателей или давать получившим признание работам свежее прочтение. Именно этим задачам и отвечает ноябрьская премьера сезона — «Машенька» по одноименному роману Владимира Набокова.

Марина Левина |
«Необычная классика» по Набокову на сцене Драмтеатра

Сергей Виноградов, новый режиссер Рязанского театра драмы, ранее рассказывал о своей склонности к экспериментам и намерении заняться «необычной классикой». Иными словами, ставить спектакли, основанные на малоизвестных произведениях великих писателей или давать получившим признание работам свежее прочтение. Именно этим задачам и отвечает ноябрьская премьера сезона — «Машенька» по одноименному роману Владимира Набокова.

Первое, что увидели зрители на сцене — беспорядочные и тревожные передвижения актеров, обремененных чемоданами, картами и сильнейшим беспокойством. Это русские эмигранты, волей судьбы оказавшиеся в Берлине в 1924 году. Задаваемое в начале чувство бесконечной неприкаянности «наших» «там» пронизывает всю постановку.

Сюжет строится вокруг истории любви главного героя — Льва Глебовича Ганина. Он, как и другие персонажи, сменил страну, но не нашел себе места в Германии. Каждый день, проведенный в «грязноватом пансионе» приносит ему чрезвычайные страдания. Раздражать начинает все: не желающая зажигаться папироса, соседи, а схватка с неудобным, «неотпускающим» пальто и вовсе заставляет приставить к виску пистолет… Но сил решиться на самоубийство уже не осталось…

Все меняется, когда сосед по комнате, математик Алексей Иванович Алферов, невыносимый для Ганина человек, показывает ему старенькую фотографию своей супруги, которая приедет в ближайшую субботу… Сам Алферов не может вспомнить даже цвет волос жены, ведь они не виделись четыре года, а Лев Глебович, напротив, не может оторвать взгляд от столь знакомых черт возлюбленной, оставшейся в России девять лет назад! Это лишь один из заметнейших контрастов между персонажами. Ганин помнит наизусть все строки писем, написанных Машенькой, все строфы романтических стихов, что она ему читала… Прозаичный математик же рассуждает о женственности, охотясь с башмаком на многочисленных тараканов пансиона.

Надо сказать, спектакль буквально переполнен символами. Например, знакомство соперников происходит в потемках застрявшего лифта, где главный герой мечется, пытаясь любыми способами привлечь внимание, возможно, давно спящего лифтера. Его упорство подстегивает навязчивая общительность Алферова. Но именно фамильярный сосед произносит «темнота и застой», описывая кабину-клетку лифта и тем самым ненамеренно констатируя душевное состояние Ганина, а возможно, всех русских, вынужденных жить на чужбине.

Чуть ли не отдельную роль играет пальто Льва Глебовича. Оно мучает его, сковывает в минуты слабости и именно эту вещь с юношеской легкостью перепрыгивает главный герой, воодушевленный воспоминаниями о Машеньке. Пальто – символ последних тяжелых лет для Ганина. Хватает сил его перепрыгнуть-побороть лишь тогда, когда появляется надежда, смелый план вернуть радость времени, проведенного в России с любимой девушкой. Достаточно только встретить Машеньку на вокзале вместо ее законного, но приземленного, а порой и гадкого супруга. «Весна, пора снимать пальто!», – произносит Лев Глебович, но сбудутся ли его чаяния?

8rbR4u4uZi0.jpg

Хочется отметить, что, хотя мы и назвали историю Ганина центральной, особые выразительность и колорит придают ей образы второстепенных героев. Называть их таковыми, можно лишь с натяжкой – слишком сильно их жизни соприкасаются с бытом главного героя. 26-летняя измученная одиночеством Клара влюблена в него и всеми силами старается реализовать свои чувства, однако она не только духовно не близка Ганину, но и является частью этого «темного и застойного» мира. У нее нет шансов. Один из соседей Антон Сергеевич Подтягин симпатичен Льву Глебовичу. Именно его стихи декламировала когда-то Машенька. Только единственная радость бывшего поэта — надежда уехать в Париж, вырваться.

4cve5iVMTwk.jpg

И все же не стоит думать, что спектакль мрачен и вызывает лишь грусть. Напротив, он содержит немало комичных моментов, участниками многих из которых являются партнеры-танцоры Колин и Горноцветов. Хотя и их жизни полны повседневных обид друг на друга, режиссер наряжает мужчин в парные костюмы для выступлений и зачастую с их помощью разряжает обстановку на сцене.

KORVuGRVRXg.jpg

Разумеется, воспоминания о Машеньке, занимающие не меньше времени, чем эпизоды реальной жизни, лишены темных оттенков. Это романтический мир счастья, захватывающий Ганина и освобождающий от печалей. Отношения рисуются не только диалогами, но и интересной хореографией, способствующей раскрытию характеров персонажей. К примеру, девушка еще не сказала ни слова, но, появляясь перед взглядом героя, с легкостью выполняет воздушные па ногами. Неземная и юная, она вытесняет своим невесомым образом все безрадостные мысли. Через некоторое время в фантазии Ганина вторгается Алферов, берет под руку танцовщицу и, громко почесав одну ногу носом ботинка другой, уводит героиню. Контраст поражает.

Подводя итог, скажем, что спектакль определенно стоит увидеть своими глазами, чтобы лично оценить все детали, режиссерские новшества, блестящую игру актеров (особенно исполняющих роли Клары и Алферова), и, наконец, узнать, сможет ли Ганин сделать мир своих снов реальностью.
rYzwfGUYnWc.jpg
Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 74