НАРОДНАЯ ИСТОРИЯ ВОЙНЫ – АМЕЛИН Иван Васильевич

СТРАНИЦЫ КНИГИ – СТО И ОДНА ЖИЗНЬ НА ВОЙНЕ

Командир автотранспортного взвода младший лейтенант Иван Васильевич Амелин с первых дней войны воевал на Юго-Западном, а с 1943 года – на Западном фронте. Участвовал в обороне Киева и Смоленска, Победу встретил в Польше.
Награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Киева», медалью Жукова, юбилейными наградами.
После демобилизации в 1959 году капитан запаса И.В. Амелин работал заместителем директора по административно-хозяйственной части Рязанского станкостроительного техникума, начальником противопожарной службы Рязанского авиационного ремонтного завода №360.

22 июня я находился на границе с Польшей на курсах по переподготовке офицерского состава. Рано утром нас вывезли в лес на очередные учения, туда и прибыл посыльный с сообщением о том, что немцы перешли границу. Уже в 7 утра завязался бой. Не успели мы толком занять оборону, как увидели надвигающиеся на нас орды фашистов. У себя в тылу мы обнаружили двух немецких разведчиков и пленили их.
 
Младшему лейтенанту и сержанту было поручено доставить пленных в расположение части. На миг конвоиры потеряли бдительность: в этот момент один из пленных немцев схватил горсть песка и бросил в лицо младшего лейтенанта, выхватил его пистолет и выстрелил в упор. К счастью, сержант не растерялся и обезвредил нападавшего, но спасти своего командира ему не удалось...
 
С первых минут боя было очевидно, что силы неравны, и уже к концу дня наши войска начали отступление к старой границе. К укрепрайону мы подошли без единой машины, без вооружения, без личного состава: из 1200 бойцов осталось 80 человек. Голодные, израненные, в рваном обмундировании мы мало походили на офицеров Красной Армии. Заняв позиции, мы ждали подкрепления и оружие. Из тыла нам прислали один пулеметный расчет. И как нам прикажете держать оборону с винтовками и одним пулеметом на всех? Отступление продолжилось…  
 
За несколько первых дней войны я дважды был ранен, но быстро вернулся в строй и снова был поставлен в оборону, теперь уже Гадича. Обороняли город в основном винтовками. Все, что было в передовых частях, – оружие, боеприпасы, горючее, питание – все было оставлено войсками при отступлении. Я был назначен командиром пулеметного взвода, в котором не было ни одного пулемета. Несколько станковых пулеметов было задействовано в основной обороне, и те были потеряны после того, как передовая рота сдалась в плен.
 
Бой длился всего несколько часов: к обеду воевать было нечем и некому. Разрозненные группы красноармейцев стали отступать через реку Псёл по деревянному мосту. Нашего брата легко «косили» из немецких пулеметов. Тут уж меня серьезно ранило, и я был направлен для длительного лечения в Алма-Ату. Как мы не попали в окружение, до сих пор остается для меня загадкой. Ведь сколько бойцов в первые дни войны оказались в немецкой ловушке с одной винтовкой в руках, а то и с одной винтовкой на троих!
 
В январе 42-го я вернулся на фронт, и, к великому счастью, мне больше не пришлось отступать.

Первыми приняли удары противника советские пограничники и передовые подразделения войск прикрытия. Отражая превосходящие силы врага, личный состав многих застав полностью погиб. Советские дивизии и полки вынуждены были по частям вступать во встречные бои с врагом.
 
Превосходство противника над советскими войсками прикрытия было на ряде направлений 3-4-кратным и более. Управление войсками было чрезвычайно затруднено, т.к. ударами авиации и действиями диверсионных групп противника в тылу советских войск были выведены из строя многие линии и узлы связи, нарушено снабжение боеприпасами и горючим.
 
Главный Военный совет, не располагая достаточными сведениями об обстановке на границе, вечером 22 июня потребовал с утра 23 июня нанести по противнику решительные удары. На подготовку ударов отводилась всего одна ночь. Предназначенные для них войска были уже втянуты в бои или находились далеко от исходных районов.
 
На Юго-Западном фронте к 24 июня образовался 50-километровый разрыв между 5-й и 6-й Армиями. В него устремились войска 1-й немецко-фашистской танковой группы. Для контрудара по прорвавшемуся противнику были привлечены силы 6-го механизированного и 3-го стрелкового корпусов. Однако они вынуждены были вступить в сражение последовательно, по мере подхода к фронту, что не обеспечивало силы удара по противнику.
 
23-29 июня в районе городов Луцк, Ровно, Дубно произошло крупное танковое сражение. Контрудар Юго-Западного фронта сыграл важную роль в срыве попыток противника прорваться с ходу к Киеву и его замысла по окружению главных сил Юго-Западного фронта на Правобережной Украине. По приказу Ставки с 30 июня войска Юго-Западного фронта начали отход на линию укрепрайонов по старой государственной границе для организации на ней упорной обороны.

amelin-i.v.2.png