БЕЗДЕЙСТВИЕ


Идею этой статьи я, честно говоря, подсмотрела у про­тоиерея Андрея Ткачёва: читая в Интернете материалы, посвящённые празднику Рождества Богородицы, совер­шенно случайно наткнулась на публикацию этого извест­ного священника.

«Священное бездействие» — так на­зывалась статья. Речь в ней шла о ро­дителях Пресвятой Богородицы — пра­ведных Иоакиме и Анне, которые не могли иметь детей, смирились с этим и бездействовали, то есть не старались изменить то, что изменить были не в силах. Красной нитью через всю статью (полный текст её можно найти на сайте pravoslavie.ru. набрав в строке поиска название) проходила мысль, что в неко­торых случаях нам не просто желатель­но, а даже необходимо прекратить суе­титься попусту и проявить некоторое бездействие, положившись на Божью волю. К сожалению, многие читатели расценили это как призыв священника к лености и праздности, к полному сми­рению.


Неужели мы в самом деле всю жизнь должны тихо сидеть в стороне и ждать у моря погоды? Отнюдь нет. Но чем боль­ше я думала об этом «священном без­действии», как назвал его протоиерей Андрей Ткачёв, тем больше понимала важность его в нашей жизни.
Идея христианского смирения во­все не в том, чтобы покорно принимать побои от нападающих, а в том, чтобы адекватно принимать волю Божью, — поясняет священник Кирилл Власов, клирик Крестовоздвиженского храма в Дашково-Песочне. — Не все это пони­мают, и часто вопрос смирения вызыва­ет множество споров и разногласий. Ведь можно вообще ничего не делать и ждать, что Господь всё устроит по сво­ему усмотрению, и это тоже неверно. Важно найти ту грань, за которой необ­ходимо перестать совершать активные действия и смириться — бездейство­вать, при этом продолжая просить Господа устроить всё так, как для нас бу­дет лучше.


Но если начать разбираться глубже, то оказывается, что эту грань не так-то просто обнаружить. В какой момент бездействие становится просто ленью и когда необходимо перестать искать вы­ход из трудной ситуации? Ведь и Томас Эдисон изобрёл лампочку далеко не с первого раза. А если бы он смирился с неудачей? Так почему же тогда, если никак не получается родить ребёнка, нужно смириться, а не испробовать все возможные способы, которые предлага­ет современная медицина, в том числе, например, и ЭКО?

— Первый критерий — это заповеди, которые дал нам Господь. Как только наши старания упираются в одну из них (любую), необходимо немедленно пре­кратить действия и перейти к бездей­ствию. В вопросе с ЭКО решающим яв­ляется тот факт, что в результате опло­дотворения и пересаживания в утробу матери из нескольких плодов выбирает­ся самый жизнеспособный, а остальные убиваются. Согласно православному вероучению Господь наделяет существо душой в самый момент зачатия. То есть, это на самом деле уже не аб­страктный плод, как называют его вра­чи, а живой человек с душой. И в ре­зультате совершается вовсе не отбор, а самое настоящее убийство, — поясняет священник Кирилл Власов.

Ещё один критерий — это наша соб­ственная, внутренняя основа тех целей, которые мы ставим перед собой. В тот момент, когда движущей силой стано­вятся наши амбиции и эгоизм, то самое
«я так хочу, и никак иначе», совершенно очевидно, что подобные действия не приведут ни к чему хорошему. Простой пример — карьерный рост. В нём нет ничего плохого ровно до того момента, пока наши упорные по­пытки стать успешным на работе основывают­ся прежде всего на же­лании принести пользу обществу и людям, а не лично себе и не со­вершаются в ущерб се­мье, не приносят вред другим.

Итак, делая выбор между дальнейшими действиями и бездей­ствием, всегда в пер­вую очередь необходи­мо обращать внимание на эти два момента: не нарушает ли наша це­леустремлённость за­поведи и не основана ли она на эгоизме? Ну а дальше уже единого рецепта нет. И в каждом случае, в каждой конкретной ситуации необходимо индивидуально решать, пора остановиться и смириться или всё же стоит продолжать добивать­ся своей цели — с Божьей помощью.
И всё же так трудно порой заставить себя остановиться и задуматься о пра­вильности наших действий. Ведь кажется-то всегда, что правы именно мы и важно суметь преодолеть все препятствия и добиться поставленной цели. Есть знаменитое выражение, своего ро­да молитва, авторство которой припи­сывают и различным западным филосо­фам, и писателям, и даже оптинским старцам. Звучит она так:
«Господи, дай мне спокойствие принять то, чего я не могу изменить, дай мне мужество изме­нить то, что я могу изменить, и дай мне мудрость отличить одно от другого». Наши желания порой так сильно овла­девают нами, что мы начинаем вымали­вать, выпрашивать у Бога желаемое. Хотя на самом деле просить стоит дру­гого — способности понять и принять Его волю о нас и мудрости увидеть тот момент, когда необходимо смириться.


Светлана Исаева

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ


29 СЕНТЯБРЯ
Память мученицы Люд­милы, княгини Чешской (927 г.).


30 СЕНТЯБРЯ
Память мучениц Веры, Надежды, Любови и мате­ри их Софии.

Эти святые мученицы жили в Италии в правление импе­ратора Адриана (117-138 гг.). Они происходили из богатой и благочестивой семьи. Мать трёх дочерей София воспита­ла чад в вере, надежде и любви к ближним.
Рязанцы в этот день особо вспоминают святую блажен­ную Любовь. Она была похо­ронена в 1921 г. на рязан­ском Скорбященском клад­бище, где позже на месте её могилы выстроили часовню. Сейчас её святые мощи по­коятся в рязанском Николо - Ямском храме.


1 ОКТЯБРЯ
Память мучениц Софии и Ирины (III в.).


2 ОКТЯБРЯ
Память благоверного ве­ликого князя Игоря Черни­говского и Киевского.


3 ОКТЯБРЯ
Память преподобного и благоверного князя Олега Брянского (ок. 1285 г.).


4 ОКТЯБРЯ
Обретение мощей святи­теля Димитрия, митропо­лита Ростовского.

Это был выдающийся про­светитель, историк, фило­соф, писатель.
Он был самый плодовитый и самый популярный из всех авторов, писавших на цер­ковнославянском языке. В XVIII-XIX веках его сочинения переиздавались каждые пять лет. Ставшие пословицами фразы и мягкая ирония даже над царским окружением снискали Димитрию Ростовскому славу русского Злато­уста. Делом поддерживая прогрессивные начинания Петра, сразу же по приезде в Ростов митрополит организо­вал одну из первых в России народных школ, где постига­ли славянский, латинский и греческий языки двести уче­ников со всей епархии.
Не меньшую славу Дими­трию Ростовскому принесли драматические произведе­ния, где наряду с библейски­ми персонажами выступали и аллегорические фигуры, оли­цетворявшие такие понятия, как добро и зло, любовь и ненависть. Эти произведения исполнялись воспитанниками духовного училища в поста­новке самого автора.