Навеки живые

В прошлом году 9 Мая впервые в области прошёл парад побе­дителей. Наши земляки самого разного возраста пронесли по городам и сёлам портреты участников Великой Отечественной войны, которые, к большому сожалению, не дожили до очеред­ной годовщины Великой Победы. Среди них были, учительница музыки общеобразовательной школы села Криуша Клепиковского района Светлана Лунина и её сын Василий.
 
ДЕРЕВЕНСКАЯ ЗАКАЛКА

Когда за пару месяцев до Дня Победы узнала, что в на­шем селе состоится такая ак­ция, я несказанно обрадова­лась, — рассказывает Светла­на Васильевна. — У нас в ро­ду много участников Великой Отечественной войны, но по­сле внутрисемейного совеща­ния мы решили пройти на параде победителей с портре­том дедушки — Дмитрия Ива­новича Царёва, которого, к со­жалению, не стало в 2007 го­ду. Я зарегистрировалась на специальном сайте, написав его краткую биографию. За­тем отсканировала фотогра­фию дедушки на лист форма­та А4, после чего поместила его в рамку под стекло.
 
Дмитрий Иванович прожил долгую жизнь. Он родился в сентябре 1922 года в селе Борисково Рязанского района в большой крестьянской семье. Маленький Дима, будучи ше­стым, самым младшим ребён­ком, без страха ходил в лес, окружавший родное село, ча­сто бегал на речку Белую — в общем, как и его сверстники, рос крепким и здоровым ре­бёнком. Вот только в 12 лет о детских забавах пришлось за­быть. Умер отец, и, чтобы по­мочь своей семье в сложное время, Дмитрий сначала от­правился пасти колхозных ко­ров, а перед войной стал лес­ничим.
 
После нападения нацист­ской Германии на Советский Союз в стране была объявле­на всеобщая мобилизация, и в сентябре 1941 года его при­звали на службу в Красную ар­мию, — говорит Светлана Лу­нина. — Дедушка вспоминать о войне не любил. Но иногда всё же рассказывал о фрон­товых годах, и тогда втайне от него я включала катушечный магнитофон. Потом все запи­си переписала на кассеты, но они, к большому сожалению, не сохранились, в 2010 году во время страшных пожаров сгорел наш дом. Хорошо, что уцелело несколько видеоза­писей, на которых уже в пожи­лом возрасте Дмитрий Ива­нович вспоминает о войне. Из них в прошлом году мой сын и смонтировал небольшой, но очень трогательный фильм о своём прадеде.
 
ПРИЖАТЬСЯ К ЗЕМЛЕ И НЕ ДЫШАТЬ

Дмитрий Царёв не сразу по­пал на фронт. До 1942 года он проходил подготовку в учеб­ном лагере, после чего отпра­вился в расположение 102-й танковой бригады десантни­ков.  Рядовой Красной армии вкусил и горечь отступления, участвуя в тяжёлых оборони­тельных боях на Сталинградском направлении. Сражался на Курской дуге, где оснащён­ная новейшими танками, «ти­грами» и «пантерами», немец­кая армия отчаянно штурмо­вала оборонительные бастионы советских войск, но была разбита. За участие в тех боях Дмитрий Царёв получил ме­даль «За отвагу».
 
Благодаря воспоминани­ям дедушки мне и моим детям сегодня гораздо легче пред­ставить, что им пришлось пе­режить, — продолжает Свет­лана Лунина. — Дмитрий Ива­нович рассказывал, что битва на Курской дуге превратилась в ад. Немецкие снаряды лете­ли один за другим, перепахи­вая практически каждый пята­чок земли. Вперемежку с гро­хотом взрывов отовсюду нес­лись крики и стоны наших ра­неных солдат. Кому-то снаряд оторвал ногу, кому-то — руку. В такие моменты он всем те­лом изо всех сил прижимал­ся к земле и старался не ды­шать. Говорил, что только это и спасало от гибели. Ведь не­которых бойцов вдруг охваты­вала паника, они вскакивали от страха, стараясь убежать от снарядов, и от осколков поги­бали. Иногда ему просто вез­ло. Однажды дед и ещё двое бойцов бежали по балке, ме­няя позицию, а в этот момент прилетел вражеский снаряд.

Сослуживцы погибли на ме­сте, а ему в голову попал ко­мок земли. Дедушка расска­зывал: после особенно жесто­ких обстрелов казалось, что, кроме него, никто из его под­разделения не выжил. Как-то раз ночью, направляясь к по­ходной кухне, он шёл букваль­но по телам погибших солдат. Но когда часть отправляли на переформирование в тыл, де­душка, к своей радости, нахо­дил выживших сослуживцев. К ним добавлялись новобран­цы, и спустя пару недель подразделение снова шло в бой.

ДУША ОСТАЛАСЬ СВЕТЛОЙ
 
Дмитрий Царёв просто не мог представить службу в ка­кой-то другой части. Однажды его сильно контузило, и он оч­нулся лишь в медсанбате. Ле­жит на койке. На соседних ра­неные о чём-то разговарива­ют, ходят медсёстры, но во­круг абсолютная тишина. Ока­залось — потерял слух. Но едва тот вернулся, боец пошёл к главврачу и попросил выпи­сать документ, чтобы уехать на фронт к своим однополча­нам бить фашистов. Врач стал отговаривать солдата, стара­ясь убедить, что ему ещё рано покидать госпиталь, и разре­шения не дал.
 
И тогда Дмитрий ночью тай­ком пробрался в машину для раненых, которая уже отправ­лялась на передовую. Она до­везла его до взорванного мо­ста, где солдат её покинул, а дальше — пешком. Но без ору­жия на войне долго не протя­нешь. И тут ему снова повезло. На его глазах немцы под­били два наших танка, на ко­торых ехали связисты. Они по­пали под гусеницы танка и по­гибли. У одного из убитых он подобрал автомат ППШ, дал короткую очередь, чтобы убе­диться в его работоспособно­сти, и двинулся дальше — до­гонять свою танковую брига­ду. Потом на пути к своим его приютили на ночь пехотинцы. Спустя несколько дней он до­брался до сослуживцев, кото­рые несказанно удивились его неожиданному появлению.
В составе 2-го Белорусско­го фронта наш земляк осво­бождал Белоруссию и навер­няка хотел участвовать в боях за Берлин, но в самом конце июля 1944 года недалеко от Варшавы он получил тяжёлое ранение. Война для рядового бойца Красной армии закон­чилась.
 
- День Победы для дедуш­ки всегда был особым празд­ником, — рассказывает Свет­лана Васильевна. — После го­спиталя он получил инвалид­ность первой группы, но вер­нулся в лесничество, работал почти до 70 лет, вёл домаш­нее хозяйство. Его душа, опа­лённая войной, осталась свет­лой. После войны он женился, в его семье родилось пятеро детей, четырнадцать внуков, семнадцать правнуков. Когда дедушка был жив, 9 Мая все многочисленные родственни­ки собирались в его криушинском доме, куда они с бабуш­кой переехали в 1966 году. Он после застолья брал гармонь и начинал петь. А мы ему под­певали. Может, именно поэто­му я и стала школьным учите­лем музыки. Он ушёл восемь лет назад, но когда 9 Мая про­шлого года мы вместе с сыном несли его портрет, я вдруг по­чувствовала, что дедушка ря­дом с нами, и на глаза навер­нулись слёзы. Благодаря это­му доброму начинанию память о нём сохранят не только мои дети, которые застали его жи­вым, но и их дети и все буду­щие поколения нашего боль­шого рода.
 
Анатолий Агапов
«Панорама города №18 – 6.05.2015