Летописец Цусимского сражения

В мае исполнилось 110 лет знаменитому Цусимскому сраже­нию - трагическому событию в ходе Русско-японской войны 1904 -1905 годов, в котором российский флот потерпел жесто­кое поражение. Настоящим летописцем боя стал наш земляк - писатель-маринист Алексей Силыч Новиков-Прибой.
 
ГДЕ ЖУРЧИТ ЖУРАВКА

Родился будущий писатель 12 (24) марта 1877 года в селе Матвеевское, которое сейчас относится к Сасовскому райо­ну. В селе пробегала речушка Журавка - узкая, неторопли­вая. Но именно её вспоминал Новиков, который немало по­странствовал по морям-океа­нам: «...Я никогда не забуду свою милую, говорливо жур­чащую речонку, где ловил пе­скарей и огольцов и где про­звучало моё детство, как пес­ня жаворонка».
 
Алёша с раннего возраста с помощью сельского дьячка освоил грамоту, позднее за­кончил церковно-приходскую школу. Отец и старший брат Сильвестр, увлечённый кни­гочей, покупали на ярмарке или у захожих коробейников недорогие книги, и таким об­разом мальчик имел возмож­ность читать Пушкина, Некра­сова, Лермонтова, Гоголя... И смышлёному парнишке про­должить бы образование, но откуда взять средства? Мать прочила Алёше будущее церковнослужителя. Хлеб мона­стырский помягче, да полегче крестьянского. Но судьба распорядилась по-своему. Одна­жды Алёша встретил матроса, приехавшего в родные места на побывку, и увлёкся роман­тикой величественной «солё­ной купели» на всю жизнь. И когда пришёл срок послужить царю и Отечеству, юноша от­правился на флот.
 
НА БАЛТИКЕ И У БЕРЕГОВ ЯПОНИИ
 
Флотская служба началась в Кронштадте. Попутно Нови­ков три года проучился в вос­кресной школе. Редкие сво­бодные от службы часы Алек­сей посвящал любимому за­нятию - чтению. Постепенно в нём созрела страсть к сочи­нительству. И он начал писать статьи из флотской жизни, а в 1903 году «Кронштадтский вестник» опубликовал его за­метки о воскресной школе.
 
Русско-японская война в на­чале прошлого века высветила не только пороки сущест­вующего строя и бездарность флотской верхушки, она яви­ла всему миру бесстрашие и мужество российских солдат и матросов. Ярчайшей стра­ницей войны, непреходящей болью и кровоточащей раной России стало Цусимское сра­жение, которое разыгралось 14-15 (27-28) мая 1905 года. В составе эскадры знаменитого адмирала Рожественского на броненосце «Орёл» Новиков участвовал в жестоком бою, в котором судно получило силь­ные пробоины и поэтому было вынуждено сдаться в плен.
 
Японцы отправили вместе с другими пленными русскими матросами будущего ле­тописца Цусимского сраже­ния на остров Киу-Сиу, в го­род Кумамота. Здесь Новиков занялся сбором материалов о недавно отгремевшей мор­ской баталии. Свои впечатле­ния и наблюдения он заносил в тетрадку. Вокруг него спло­тилась целая группа помощ­ников, записывавших расска­зы товарищей по несчастью. И постепенно набрался чемо­дан рукописей. К несчастью, этот документально-истори­ческий материал погиб, когда некоторые из пленных матро­сов учинили над революцион­но настроенными сподвижни­ками Новикова расправу. Са­ми «политиканы», как называ­ли их верные царю пленные, чудом избежали смерти, одна­ко чемодан с рукописями стал жертвой диких страстей тол­пы: его с ненавистью сожгли в костре. «Я настолько был по­трясён, - впоследствии де­лился собственными впечат­лениями от пережитого автор «Цусимы», - что целую неде­лю не спал. Со мной начались припадки».
Новиков видел своё предна­значение в том, чтобы расска­зать неприглядную правду о Цусимской трагедии, и он на­шёл в себе силы снова взять­ся за работу. «Я стал восста­навливать материал по памя­ти, - вспоминал писатель. - Мне помогали товарищи, мы опять допрашивали матросов. Мы очень торопились, однако уже было нельзя собрать све­дения обо всей эскадре: кон­чился наш плен. Гибель мно­гих кораблей осталась необ­следованной».

Через необъятные просто­ры Сибири шесть недель тя­нулся поезд с военнопленны­ми. И пуще глаза начинающий писатель берёг в пути рукопи­си, а дома передал их на хра­нение брату Сильвестру.
 
ГЛАВНАЯ КНИГА

Когда Алексей Силыч спу­стя несколько лет странствий приехал в Матвеевское, Силь­вестр поведал, сколько хло­пот доставили ему «японские» бумаги и книжки: спасаясь от обысков, он перепрятывал их с места на место, наконец, за­паял в жестяные банки и за­рыл. Архив откопали, но... ма­териалов о Цусимском сраже­нии там не оказалось. Поис­ки пропавших рукописей ни к чему не привели.
 
Общаясь с соратниками по Цусимскому бою, Алексей Си­лыч снова принялся собирать их воспоминания. И только в 1928 году, приехав в родные места на охоту, получил в руки листки, пожелтевшие от вре­мени, им самим исписанные в японском плену. Оказалось, что племянник писателя, Иван Сильвестрович (к тому време­ни сам Сильвестр уже умер), случайно обнаружил бумаги под сараем - в старом колод­ном улье...
 
Роман-эпопея «Цусима» - полотно поистине выдающее­ся, едва ли имеющее себе по­добное в исторической бел­летристике. Именно «Цусиму» писатель считал главным де­лом своей жизни. В 1932 году роман вышел в свет и сразу стал событием в литератур­ной жизни, обрёл многочисленных читателей. Работу над своей главной книгой Алексей Силыч продолжал и после её публикации. В 1940 году ро­ман вышел в четвёртой, ис­правленной редакции, через год книгу удостоили Государ­ственной премии СССР.
Роман «Цусима» и сегодня находит читателей, а в память о писателе летом 2013 года в Рязани на здании школы N 7 была открыта мемориальная доска.
 
Александр Потапов
"Панорама города"№21 -27.05.2015