Вступаем в новый год

Рождество Христово на Западе все больше утрачивает религиозный смысл, люди там все чаще поздравляют друг друга не с Рождением Мессии и не с Боговоплощением, а с каким-то аморфным «праздником», предполагающим семейные посиделки, печеного гуся и обмен подарками. Наш Новый год – это почти «их» Рождество: «С праздником – чмок! С праздником – дзинь! С праздником – буль-буль! С праздником – спокойной ночи!» К Новому году нас приучила советская власть. «Благодаря» советской идеологии люди вкладывают столько души в ожидание смены цифр на календаре! Однако, искренняя детская любовь к елочному конфетти, запаху хвои и мандаринам – все это доказательство того, что душа остается детской, ей хочется сказки и чуда, и она  не хочет стареть - не может и не умеет. А стареет и умирает лишь тело. 

Но есть в праздновании Нового года и грусть. Это оттого, что нового в Новом году нет ничего, кроме изменившихся цифр на календаре. Все остальное – старое. Человек из года в год тащит за собой весь набор страстей и привычек. Оттого всякий новый год – старый. Человеку нужна какая-то новизна. Чем не нов такой, например, лозунг: «Встреть Новый год трезвым и без телевизора»? Над воротами Дантова ада было написано: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Над воротами, вводящими в новый календарный год, можно писать: «Оставь все злое, этот год начавший». 


Год будет действительно новым, если вступающий в него человек захочет обновляться: бороться со злыми привычками, приобретать благие навыки. У нас есть заповедь быть мудрыми, как змеи. Именно это животное регулярно меняет кожу, пролезая между острыми шипами кустарника или тесно стоящими камнями. Больно змее или нет, неизвестно, но старая кожа, как чулок, сползает, давая место новому кожному покрову. Это, конечно, урок – не только природный, но и евангельский. 


Земля проделала очередной виток вокруг Солнца, и начало нового движения стоит отметить молитвой. Постепенно входит в обычай служение литургии в ночь с 31-го декабря на 1-е января. Это ночная литургия, кроме Пасхальной и Рождественской, обусловлена насущной потребностью. Большинство людей валяет дурака,  изображает предписанное веселье. Некоторые напиваются – то ли от тоски, то ли от радости; засыпают, не раздевшись; просыпаются в неизвестных местах… Другие  терзают пульт в поисках чего-то интересного по «ящику». А совсем небольшая часть граждан провожает уходящий год словами: «Господи, помилуй» и встречает наступающий год словами: «Господи, благослови». Возможно,  это и есть истинная новизна и самый красивый способ празднования. Но есть и просто краткая молитва «Отче наш». Куранты бьют, снег за окнами медленно опускается, а некое семейство читает молитву Господню и просит у Бога благословения на наступающий год. Красота!


И еще одно. Это ведь условная дата. Новый год праздновали то в марте, то в сентябре, то на Василия Великого. Теперь вот на Вонифатия. Плюс у каждого из нас есть свой новый год - день рождения как начало нового года жизни. И всякий раз смысл остается тем же: хочешь меняться – будет тебе новый год, новое лето благости Божией. Не хочешь меняться – не будет тебе ничего нового. Мандарины будут, «Голубой огонек» будет, мигрень с утра будет, и тоска, конечно же, тоже будет. А новизны не будет. Так что думай, товарищ. Без веры в Христа и без молитвы все годы Свиньи, Крысы, Собаки, Буйвола грозят превратиться в сплошной год Осла, грустного при этом, как ослик Иа, потерявший хвост. 


Так давайте в этот Новый год попробуем оставить все злое, начнем меняться. Надо же, в конце концов, чтобы Новый год был действительно новым. Помоги нам, Господи. 


По статье протоиерея Андрея Ткачева «Что нового в Новом году?»