Все о лайках

Успех нахаживания (натаски) лай­ки во многом зависит от ее на­следственности. Об этом крас­норечиво свидетельствовал мой личный опыт.

В юности я жил и охотился в низо­вьях Оби. Первая моя лайка - кобель Кутарам - досталась мне уже взро­слой. Он происходил от собак, с кото­рыми промышляли только пушного зверя. Учить его чему-то другому было поздно, да, по правде сказать, я и не знал, как это делать. Я оставлял его дома, когда уходил охотиться на уток или на боровую дичь, но рано или поздно Кутарама выпускали, не вы­держивая его бросков на дверь и ры­даний. Он находил меня и портил всю охоту: бросался за утками в мелко­водные озера и разгонял их далеко впереди от меня. Аналогичным обра­зом он поступал и с боровой птицей, которая не выдерживала его лая. Как же я его ненавидел тогда! Зато после выпадения снега, на первой же зим­ней охоте Кутарам стал мастерски на­ходить и облаивать белок и, кажется, на третий или на четвертый выход в тайгу, можно сказать, подарил мне куничку. Копытных же зверей или мед­ведей в ближайших окрестностях не было...


Другая моя западносибирская лай­ка — Юкон — происходила от извест­ных дипломированных зверовых собак. Я обучил его охоте на уток, и он пре­красно справлялся со своими обязан­ностями, прочесывая передо мной чел­ноком на расстоянии выстрела любые заросли водной растительности. Вре­мя от времени он выпрыгивал из них, чтобы проверить, следую ли я за ним. Подранков доставал любых и даже нырял за ними.


Однако натаскать его по мелкому пушному зверю мне так и не удалось. Я жил и работал тогда в Завидовском охотничьем хозяйстве, и ни один вы­ход с Юконом в лес не обходился без скорого обнаружения им лося, марала или кабана. Копытные сразу и навсег­да завладели его охотничьей страстью, и притравливать по ним Юкона не было никакой необходимости. При­чуяв лося или кабана, он выходил к зверю и не оставлял его до моего при­ближения. В завидовских лесах никто не имел права на индивидуальную охо­ту. Мне приходилось лишь наблюдать, как Юкон неутомимо со злобным лаем носился перед мордой лося или оле­ня, подолгу удерживая их на одном месте. Его искусство заключалось в том, что он легко уворачивался от опасных выпадов, но и не давал зверю возможности вырваться из круга сво­их атак. Если же зверь прорывался, через некоторое время он снова его останавливал. Кабана он атаковал сза­ди, и хватки его были столь молние­носны, что ни подсвинок, ни секач не успевали их отразить.


Рассказанное не умаляет роли вос­питателя, но свидетельствует об очень большом значении наследственности.
Главное в воспитании собаки — по возможности более постоянное обще­ние с нею. Старейший и самый знаме­нитый в прошлом знаток лаек М. Дмитриева-Сулима настойчиво рекомендо­вала как можно чаще беседовать с чет­вероногими воспитанниками. Она была уверена, что лайки постепенно начи­нают понимать многие слова и обра­щения к ним хозяев.


Трехмесячного щенка нужно начи­нать знакомить с окружающим миром, гуляя с ним во дворе, сквере, парке и даже в лесу, в зависимости от того, где вы живете. Лесным обитателям трехмесячный щенок неопасен, да и находится он все время под вашим наблюдением. Не утомляя его, не на­доедая ему, во время прогулок следу­ет оттачивать выполнение им команд, особое внимание уделяя приказани­ям: «Ищи! Голос! Дай! Взять! Нельзя! Ко мне!» Если щенок увлекся изучени­ем незнакомого объекта не мешайте ему, но старайтесь уберечь его от кон­тактов с гадюками, которые обычны и бывают даже многочисленны в неко­торых, особенно во влажных, лесах. Находясь поблизости от щенка, не допускайте проявлений им трусости. Если объект не требует осторожнос­ти, ободрите щенка, дотроньтесь сами до этого объекта, например до круп­ного жука, лягушки или ежа.  Если ще­нок впервые увидит белку, и последует за ней, приободрите его и потребуйте отдачи голоса.


Лес для собаки всегда полон соблаз­нов. Она может поймать в нем слетка вальдшнепа, куропатки или тетерева. Поэтому прогулки в лесу даже с молодой лайкой (не со щенком) до откры­тия охоты приравниваются к брако­ньерству, и советы нахаживать ее по белке весной и летом неправомочны.


Летом правильнее приучить собаку ходить поисковым челноком в поле, своевременно подстраиваться под на­правление вашего движения и быстро возвращаться к вам на зов. Обычно все лайки, особенно в жаркую погоду, любят купаться. Им не следует пре­пятствовать в этом, и купание нужно использовать для отработки безуко­ризненного апортирования - подачи предметов, например палки.


Нахаживать по подсадной утке (се­лезню) обычно рекомендуют еще до открытия охоты на водоплавающих. Но далеко не каждый охотник может вос­пользоваться этим советом. Ведь утку нужно где-то взять. А в самом начале охоты лайка может вполне самостоя­тельно пойти по утке. Достаточно под­ранку упасть на воду,- как его движе­ние вызовет немедленную охотничью реакцию собаки, а вы скомандуете: «Взять!» Когда же ваша помощница поплывет и схватит утку, скомандуй­те: «Дай!» или «Подай!» Приученная к апорту лайка обязательно вынесет утку на берег.


nataska.jpg
Во время охоты на зорях собака должна сидеть рядом с вами, а не су­етиться, не бегать вокруг и около. На первых охотах, может быть, придется держать ее на поводке. Потом она бы­стро привыкнет к этому и будет толь­ко наблюдать за окружающей обста­новкой. Она первой будет замечать на­летающих уток, а после неудачного вы­стрела сделает лишь попытку бросить­ся за добычей, но, поняв, что добычи нет, вернется к вам.

Умение лайки ходить в поиске чел­ноком на определенном расстоянии перед вами пригодится при охоте на уток с подхода. А поздней осенью она соберет с водоема почти всех подран­ков, не найденных ранее другими охот­никами.
Лучший объект для нахаживания лайки - белка. Начинать нахаживание следует осенью, с б-7-месячного возраста собаки, в светлых смешан­ных, сосновых или лиственничных ле­сах — там, где белку легче разглядеть и преследовать. Если ваша собака те­ряет интерес к преследованию, нужно самому вместе с ней преследовать зверька. Хорошо бы отстрелять белку и дать ее понюхать молодой собаке и даже немного потрепать. Затем при­вяжите собаку к дереву; отойдите в сторону вне пределов ее видимости, привяжите бечевку к шее белки и, про­тащив ее некоторое расстояние по зем­ле, перекиньте через сучок. Отвяжите собаку и, ведя ее на поводке, наманите на след беличьей тушки. Когда она потянет по этому следу, похвалите ее и, подведя под дерево с висящим на нем зверьком, подергайте за бечевку; раздразните лайку, заставьте ее обла­ивать беличью тушку, не позволяя при этом прыгать на ствол дерева или грызть низкорастущие сучья.


Нахаживание по белке можно про­водить и в паре со взрослой и опыт­ной собакой, но часто пользоваться этим приемом не следует. Дело не в том, что ваш питомец может перенять дурные привычки взрослой собаки. У опытной бельчатницы их обычно не бывает. Но своей инициативой она невольно подавляет страсть молодой собаки, а в дальнейшем может выра­ботать привычку подваливать на лай посторонней собаки.


Начав нахаживание по белке до вы­падения снега, его необходимо про­должить и по свежим порошам, хотя это будет уже и нахаживанием, и охо­той, во время которых собака будет набираться опыта и совершенство­ваться.
Выходя в лес, избегайте угодий, в которых обычно держатся копытные. Молодая, но еще не окрепшая лайка может пострадать от копыт лосей, оленей или клыков кабана. К тому же крупные звери будут отвлекать вашу лайку от преследования белки. Не хо­дите в места, в которых могут ока­заться волки или медведь. Там собака может погибнуть.


Удержать лайку от преследования зайца или лисицы практически невоз­можно. Изредка, отдавая голос, она будет гонять их круг за кругом, или они уведут ее по прямой со слуха. Поэ­тому, выждав некоторое время, по­старайтесь отозвать собаку свистом. Не лаечье это дело — гонять зайца или лисицу. Ведь это отвлекает соба­ку от основной работы и приучает ее отдавать голос по следу, что и вовсе для нее нежелательно.


На охоте, и особенно во время на­хаживания, не ходите по лесу по до­рогам и тропинкам, никогда не торо­питесь, вынуждая лайку искать вас. Продвигайтесь вперед параллельны­ми ходами, приучая собаку тщательно обыскивать каждый участок леса. По­няв ваши намерения, лайка, в зависи­мости от поиска той или иной дичи, будет обыскивать лес челноком или кругами. Вскоре по характеру ее лая вы научитесь определять, какую дичь она обнаружила.
«Всем лайкам присуще обращать внимание на любые шорохи, звуки, а особенно на все перемещающееся и движущееся. Не пресекайте этих дей­ствий, лучше даже поощрять их и само­му обращать внимание собаки на ин­тересные объекты. «Не отзывайте со­баку, если видите, что она по слуху или следу засекла мышь, землеройку и за­нялась раскопкой ее. Пускай натешит­ся вдоволь, независимо от того, добу­дет она ее или нет,— здесь-то и на­чнет развиваться вязкость, это ее пер­вые шаги. Все молодые лайки начина­ли с мышей, хотел или не хотел того владелец» (Э. Шеришевский «Пособие по охотничьему собаководству», 1970).


Услышав лай вашей помощницы, не бегите к ней сломя голову. Идите не­торопливо и не подходите сразу близ­ко к собаке. Увидев лайку, постарай­тесь еще с некоторого расстояния оп­ределить, кого она облаивает. Если она нашла белку и лает, задрав голову к кроне дерева, постарайтесь подой­ти ближе и разглядеть зверька. Если белка затаилась и ее не видно, выпуг­нуть ее можно, постучав колотом по стволу или обстреляв крону дерева из рогатки, которую всегда полезно иметь при себе.


Умению лайки приспосабливаться к разным охотам, постоянному ее стремлению выставлять дичь на охот­ника может позавидовать даже чело­век, и в случае облаивания белки со­бака сама будет постоянно заходить со стороны, противоположной вам, чтобы выпугнуть зверька именно на вас. Не удивляйтесь и тому, что во время поискового хода собаки по лесу иногда в вашу сторону из-под нее бу­дет вылетать боровая дичь.
Однажды, будучи не в состоянии за­держать на месте целое стадо каба­нов, Юкон погнал его прямо на меня, а стрелять я не имел права, и при­шлось укрыться за толстым стволом старой сосны. Кабаны буквально об­текли меня. Юкон загнал их в болото и долго держал там и, только убедив­шись в бесполезности своего занятия, нашел меня и укоризненно пытался увести за собой. Он подскуливал и вновь и вновь направлялся к болоту, оглядываясь на меня. Мне стоило большого труда успокоить его, взять на поводок и увести. Его недоумению, очевидно, не было предела. Однако мой постоянный отказ стрелять круп­ного зверя так и не охладил его пыла. Но в начале зимы я был все-таки воз­награжден за свою сдержанность. Юкон нашел совсем свежего, павшего от браконьерской пули подсвинка.


Способность к анонсу, докладу о най­денной дичи, в отличие от многих дру­гих пород собак, присуща всем лайкам, и это также свидетельствует о неза­урядности их умственных способностей.


Когда лайка совершенно самостоя­тельно начнет находить белку, это бу­дет означать, что она научилась поль­зоваться чутьем: обонянием, зрени­ем, слухом. Не верьте байкам о том, что лайки бывают низкочутые и верхочутые. Все органы чувств у них разви­ты одинаково сильно. Что же относит­ся непосредственно к обонянию, то в процессе обучения ее поиску вы убе­дитесь, увидите сами, как умело на­ходит она нужный запах в потоке едва двигающегося воздуха.


Поучая молодых охотников, Э. Ше­ришевский писал: «Может случиться, что после выстрела упадет подранок и собака попытается схватить его. Ра­неная белка вдруг уцепится ей за губу. Не страшно, это только разовьет азарт у лайки. Но вы в это время обязаны возбудить собаку командой «Возьми» до полного умерщвления зверька. Азарт собаки к белке из-за этого слу­чая только повысится».
Охота на уток и по белке — начальная школа для лайки, во время прохожде­ния которой она оттачивает свое мас­терство, совершенствуется в поиске и добычливости. Встречаясь одновремен­но с другими видами дичи, она выраба­тывает индивидуальный подход к ним и определяет собственные приоритеты.
Р. Дормидонтов