РЫБАЦКАЯ ИСТОРИЯ - Любитель рыбы

Как-то раз, находясь по рабочим делам в другом горо­де, я случайно встретился с другом детства. Школьни­ками мы вместе исколесили на стареньком мопеде все водоёмы в городской округе. Целью таких поездок была исключительно рыбная ловля.

После дружеских рукопожатий мы дол­го обменивались новостями и хвалились своими рыбацкими успехами. Напосле­док Дмитрий оставил номер мобильного телефона и пригласил в гости на рыбал­ку. Оказывается, он несколько лет назад перебрался жить подальше от города, построив дом недалеко от реки. Теперь Дмитрий не только отдыхал, наслажда­ясь чудесными видами, но и регулярно ходил рыбачить.

Незаметно шли дни и недели. Причуд­ливая зима за окном то заваливала сне­гом все дороги, то неожиданно оттепе­лью с дождём их очищала. Позади оста­лись зимние праздники, всё больше вея­ло долгожданной весной. «Когда, как не сейчас, решиться на поездку к другу, пока на реке ещё крепкий лёд?!» — ду­мал я. Нашёл листок с номером телефо­на Дмитрия и договорился о встрече.

В пятницу вечером, собрав снасти, я отправился в дорогу. Спустя пару часов прибыл в указанное место. Припарковав авто у высокого частокола — деревянного забора, выдержанного в стиле Древней Руси, я увидел встречавшего меня Дми­трия. Попав на огороженную территорию, я наконец, окунулся в мир деревенской жизни. После экскурсии по зимнему са­ду мы подошли к двухэтажному дому, по­строенному из экоматериалов. На поро­ге нас встретил, как оказалось позднее, ещё один полноправный житель дома — кот. «Знакомься, — сказал Дмитрий, — это Бармалей, участник моих походов на рыбалку! Без него никуда!» Отличи­тельные черты кота, бросившиеся сразу в глаза, — это густая блестящая шерсть и пухлые щёки. Лапу, конечно, Бармалей не подал и с прохода тоже не сдвинулся, давая понять, что он в этом доме чуть ли не главный. А тем временем подготов­ленная заранее баня наполнилась жа­ром, и мы отправились париться. Заду­шевные разговоры, дубовый веник, ду­шистый чай — удовольствие, которое не передать словами! После бани подгото­вились к завтрашней рыбалке и легли спать.

Ночью, как это бывало в детстве перед рыбалкой, не спалось. Яркий свет лунно­го фонаря проникал сквозь окно. Воро­чаясь, я периодически бросал взгляд на освещённые часы на стене в ожидании зремени подъёма. Наконец стрелки вы­тянулись в одну линию, показав шесть утра. На улице было ещё темно. Мы перекусили, оделись и выдвинулись в сторону реки. Пристроившись сзади на узкой тропе, несмотря на раннее время, неспешно переваливаясь с лапы на лапу, шёл Бармалей. «Я же тебе говорил, без чего никуда!» — заметил Дмитрий. Дей­ствительно, всю дорогу до водоёма животное следовало за нами.

Добравшись до места, мы укрепили заход на лёд, набросав толстых сучьев. Теперь можно было не беспокоиться о вечере, когда под натиском тёплой пого­ды ослабнет замёрзшая ночью окраина. Бармалей не собирался заходить на лёд, расположившись на берегу под нависшим кустом и внимательно наблюдая за нами и птицами на соседних деревьях. К гаму же на водоёме, кроме кота, был и деревенский пёс, который в отличие от Бармалея не сидел на месте. Встречая каждого рыбака, ступившего на лёд, собака сопровождала его до места ловли, в надежде получить небольшую порцию съедобного провианта.

Довольно скоро окончательно рассве­ло. Отойдя недалеко от берега, просвер­лил пять лунок в надежде на быстрый ре­зультат, но не тут-то было! Пришлось бу­рить ещё пять, потом ещё и ещё, а поклё­вок всё не было. Время за поиском ры­бы незаметно подошло к обеду. Решили перекусить. Закрепили удочки на льду и приступили к трапезе. Кот на берегу про­должал за нами наблюдать, не обращая внимания на аппетитную еду. И тут, до­жёвывая второй бутерброд, я заметил, что сторожок на удочке сгибается в во­ду, да так Сильно, что того гляди и сама удочка нырнёт в лунку! Подбегаю к сна­сти, подсекаю. На другом конце лески чувствую тяжёлое сопротивление круп­ной рыбы. Очень осторожно вываживаю, и в лунке показывается голова увеси­стой плотвы. На тонкой леске её не под­нять. Помогая себе руками, достаю ры­бу и кладу её на лёд. Тем временем бо­ковым зрением замечаю движение спра­ва. Оглянувшись, вижу, как Бармалей с торчащим хвостом, похожим на трубу, несётся ко мне изо всех сил! Не успел я и глазом моргнуть, как кот схватил пой­манную плотву и бросился с ней наутёк! «Стой!» — ошарашенный происходящим, только и успел прокричать я и схватил удочку. Через секунду, натянувшись до предела, леска с характерным щелчком лопается! А Бармалей всё больше удаляется от меня с рыбой, во рту которой виднелась золотистая мормышка.

Каждый рыболов знает, что самое цен­ное в зимней удочке! С таким поворо­том событий я был не согласен! Бросив­шись в погоню, метров через сто сумел догнать кота. Уставший Бармалей оста­новился. Свою добычу он очень крепко сжимал в пасти. Ещё мгновение, и челю­сти Бармалея сжались, отделив хвост и голову от рыбьего тела. Изловчившись, я схватил голову плотвы и таким образом спас свою мормышку, а заодно и уберёг кота от опасности проглотить рыболов­ный крючок. «Ну и дела», — подумал я про себя, зажимая в ладони часть рыбо­ловной оснастки.

Вернувшись на место ловли, починил снасть и продолжил рыбачить. Так и не дождавшись до самого вечера поклёвок, мы с Дмитрием отправились домой. За ужином довольный кот под столом тёр­ся ласково о мою ногу.
Наступило воскресенье — последний мой день в гостях. Рано утром мы вновь отправились рыбачить. Шли, как и днём раньше, по набитой тропе. А Бармалей вновь неспешно следовал за нами. Клёв начался сразу с рассветом. Наученный горьким опытом, теперь каждую пойман­ную рыбу я брал руками прямо из лунки и укладывал её в пакет. Внимательно на­блюдая, Бармалей сидел под своим ку­стом, выжидая удобный момент, однако не тут-то было! Я набрал домой пример­но четыре килограмма отборной плотвы, вознаградив в конце рыбалки Бармалея за ожидание. Он, не раздумывая момен­тально буквально проглотил всю отдан­ную ему рыбу.

Вечером у машины домой меня про­вожал и кот Бармалей — большой люби­тель рыбы. Ласково мурлыкая, он демон­стрировал своё желание вновь присо­единиться к походу на рыбалку, когда я приеду в следующий раз в гости. Попро­щавшись, я пообещал, что обязательно мы встретимся снова!

Алексей Бахрюков