Радостный пост

Рождественский пост — самый, наверное, радостный из всех многодневных постов церковного устава, но от это­го не менее трудный.

В последние дни ноября, то есть фак­тически вместе с началом календарной зимы, начинается Рождественский пост. Для нашей семьи это радостный мо­мент: осенняя хандра и усталость от промозглой осенней погоды сменяются восторженным ожиданием праздника, которое неизменно приходит с первыми днями декабря. Да, к сожалению, из-за путаницы календарей празднование Но­вого года предваряет Рождество Хри­стово, которое по смыслу и значению гораздо важнее начала нового круга Земли по своей орбите, и важно это по­нимать. Но именно с новогодними дня­ми в первую очередь связаны наши детские счастливые воспоминания и впечатления, которые неизменно овла­девают нами в этот период, — просто потому, что мы родились и росли в то время, когда вся сказочность зимы ас­социировалась именно с чудесами Но­вого года. И сейчас, будучи взрослыми и понимая «неважность» Нового года в сравнении с Рождеством, мы тем не менее по-прежнему испытываем эту ра­дость из детства, которая лишь усили­вает общее ожидание предстоящего празднования Рождества Христова. Нужно только не запутаться в приорите­тах и в неизбежной суете предпразд­ничной подготовки не забыть, к какому именно празднику нам важнее подгото­виться.

Да и сам повод, ради которого мы вступаем в пост (подготовка к торже­ству Боговоплощения, когда Господь стал Человеком и пришёл в наш мир), настолько радостен, что предваряющие его дни воздержания как-то сами собой окрашиваются в светлые тона. При этом мы порой даже не замечаем, что по длительности Рождественский пост лишь чуть меньше Великого — это фак­тически те же 6 недель, только без по­следней Страстной седмицы. Но Вели­кий пост и его богослужения наполнены совсем другим чувством — скорбью о тяжести последних земных дней Спаси­теля, Его мучениях и крестной смерти.

А дни перед Рождеством хоть и связаны с усиленной духовной работой над сво­ими недостатками и грехами, с воздержанием и самоограничением, тем не менее постоянно напоминают нам о предстоящем светлом торжестве. И это существенно облегчает сам труд воз­держания, придаёт сил и вдохновляет на продолжение поста, несмотря на не­избежные неудачи.

Говоря о посте, не удаётся избежать и гастрономической темы — просто по­тому, что в первую очередь пост ассо­циируется у нас с ограничениями в пи­ще. В дни подготовки к Рождеству тра­диционно мы отказываемся от мяса, яиц и молочных продуктов, но можем употреблять рыбу. Это тоже многим об­легчает недели поста, хотя тут, опять же, важно понимать, что цель любого воздержания не в отказе от каких-то продуктов, а в духовном самосовершен­ствовании. Как говорят священники, го­раздо важнее «не съесть» соседа, т. е. не ссориться, не раздражаться, быть более терпеливыми и милосердными. А это совершенно точно гораздо труд­нее, чем отказаться от молока. И, поло­жа руку на сердце, решив поститься лишь духовно, мы, скорее всего, по­терпим неудачу: со­рвёмся на раздра­жение, рассердим­ся на близких, осу­дим случайных про­хожих. Поэтому лично мне кажется, что тем людям, ко­торые из-за болез­ни или другой жиз­ненной ситуации не имеют возможности соблюдать пост в еде, вообще-то по­ститься труднее. А вот правильное со­четание этих двух ограничений — физи­ческих и духовных — помогает не впа­дать в крайности и с учётом всех наших немощей и неудач в конечном итоге прийти хоть с какими-то духовными ус­пехами к окончанию поста.

Вот так и получается, что радостный Рождественский пост вместе с тем и трудный. Ведь даже если давать себе послабления в еде, то очень непросто держать себя в рамках и всё-таки про­должать кропотливую работу над соб­ственной душой. Но лишь соблюдая пост, понимаешь истинную ценность за­вершающего его праздника. И радость Рождественской ночи будет во много раз сильнее, если сознательно и с при­ложением усилий готовиться к ней все дни поста.



Светлана Исаева