На Оке

В поисках птичьих пристанищ на отмелях я петлял на машине по луговой дороге, тянущейся вдоль Оки. На об­нажившихся песчаных островках в это время года соби­рается множество чаек, крачек и куликов, которых я на­меревался сфотографировать. Однако на сей раз меня ожидала другая, не менее интересная встреча.

ЗНАКОМСТВО

На одной из излучин реки мне по­встречался стоявший на обрывистом берегу человек. Рядом блестела на солнце «НИВА» и высилась на штативе видеокамера. Из любопытства я остано­вился.

- Жарковато сегодня! — показал я на стадо бурёнок, блаженствовавших на противоположном берегу, стоя по брю­хо в воде.

- Так ведь лето! — кивнул он в ответ.

- Ермак! Может, слыхали? — пред­ставился незнакомец. — Валерий Юрье­вич я. Но друзья и знакомые величают меня Ермаком. Фамилия у меня такая — Ермаков. В отличие от легендарного ге­роя Сибирь я, конечно, не покорял, зато Ока и многие озёра нашего края в не­которой степени мне подвластны.

- Как это?

- Всё дело в том, что без улова я возвращаюсь домой крайне редко. В кругу рязанских удильщиков меня знают как рыбака удачливого. Рыба обычная: щука, лещ, язь, жерех, сом... Но надо знать, когда, где и какую можно ловить. Вчера, например, на этом месте выудил трёх лещей размером по локоть.

- Да, удачно! — позавидовал я.

- Для кого-то, быть может, это и большая удача, а для меня — обычное дело. Бывало, выуживал и побольше, и поувесистее. К примеру, не так давно вытянул полутораметрового сома. Не верите? Могу показать. Я всё снимаю на видеокамеру.

Ермак кинулся было к видеокамере, но я остановил его, сказав, что в этом нет необходимости. Верю!

- А вот сегодня пока ничего не вы­удил. Жарко! В такую погоду рыба ста­новится ленивой. Подожду до вечера. И хотя человек я везучий, всё же, бывает, возвращаюсь домой и без улова. Но для меня это неважно. После любой рыбалки в памяти остаются воспомина­ния о закатах и восходах, переливчатых голосах куличков и пряном, ни с чем не сравнимом запахе водных растений.

Сказав это, рыбак показал в сторону травянистого прибрежного островка и приложил к губам палец:
- Тсс! Слышишь шорох? Это точит осоку водяная крыса. Самого зверька увидеть сложно — он невелик, зато то­чение его слышно хорошо, оно походит на тиканье часов. А вон на отмели хо­дит цапля в надежде прищучить на обед зазевавшуюся рыбёшку. Красавица! Разве такое забывается?

КАРТИНКИ ИЗ ДЕТСТВА

Сейчас бывший слесарь механосбо­рочных работ завода САМ на пенсии по инвалидности. Своему увлечению он от­даёт всё свободное время и по праву слывёт в округе лучшим рыбаком. Од­нако человеческая память избиратель­на. Вот и мой собеседник, вспоминая яркие эпизоды с ужением рыбы, коих в его жизни было великое множество, рассказывал в мельчайших подробно­стях не о сегодняшнем времени, как я того ожидал, а о рыбалке из своего детства. Оказывается, страсть к рыбной ловле у него появилась в шестилетнем возрасте. Бывая летом у деда в сапожковской деревеньке Канино, мальчик сильно заинтересовался местным пру­дом, где плавали гуси и утки. Узнав, что в мутноватой воде водятся карасики, он наловчился ловить их простенькой удочкой, смастерённой из орехового прута, кусочка лески и малюсенького крючка, раздобытого у местных ребяти­шек. Увлечение дедом было одобрено с радостью, и вскоре, отправляясь с ним на речку, мальчик стал выуживать плот­виц и окушков уже как бывалый рыбак. Ловил на самые разные наживки: червя­ков, мотыля, опарыша, хлебный мякиш, варёную перловку. Удивительно, но, вспоминая детство, Ермак заострял внимание не только на уловах, но и на запавшей ему в душу деревенской при­роде и её обитателях. До сих пор в сво­их грёзах он видит, как кормил с руки ужаков, как испытывал блаженство от того, что на его удилище примостилась отдохнуть ласточка-касатка, как весело она щебетала и как от радости колоти­лось его сердце.

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА

В разговоре с Ермаком особое любо­пытство у меня вызвало его необычное общение с лягушкой.
- Это походило на сказку. Но уверяю: всё было в действительности, - уточ­нил рассказчик. - Как-то в полдень си­дел я на берегу возле нацеленных на щук удочек. Зной немыслимый, воздух недвижимый, на реке полный штиль. И я от жары будто окаменел — сижу не шевелясь. Думал: зря приехал на речку! Хотел уж сматывать удочки. Но тут слу­чилось то, во что трудно поверить. В полуметре от меня вынырнула крупная зелёная лягушка. Какое-то время она присматривалась — наверное, хотела узнать, стоит ли меня бояться. А убе­дившись, что угрозы нет, выбралась на берег и уселась рядом. «Надо же, какая смелая! Прямо Царевна-лягушка», — по­думал я и осторожно дотронулся до её холодной шероховатой спинки. Никако­го испуга! Погладил. Лягушка по-преж­нему была спокойна. Изумлённый таким поведением гостьи, я позволил себе почесать её подбородок. И что вы думаете? Закрыла от удовольствия глаза! С полми­нуты длилось это панибрат­ство, затем — бултых в воду! И всё. Больше не видел её, будто всё это мне привиде­лось. И тут гляжу: поплавок резко дёрнулся с места и по­шёл ко дну. Меня как током ударило! Оказалось, на крю­чок попалась щука почти на семь кило! Сложилось впечат­ление, что это подарок от ца­ревны-лягушки за моё столь доброе отношение к ней. Уди­вило и другое: обычно боль­шие щуки рвут лески, ломают удилища, часто срываются. А тут никаких мучений. Вытянул быстро и довольно легко.

ПО ДОБРУ И УДАЧА

- Счастье рыбака начина­ется с раннего вставания, - убеждал меня Ермак. - Как- то приезжаю на речку к сво­ему месту и вижу горы мусо­ра, оставленного нерадивыми людьми. Что ж, пришлось выкопать яму и хлам этот захоронить. В тот день я вернулся домой с богатым уловом: три леща и четыре щуки. Думаете, совпадение? Ничего подобного! Природа за доброе к ней отношение тоже платит добром, и в этом я убеждался не раз. Вот случай недавний. Еду и вижу на дороге разби­тые бутылки. Собрал всё до последнего осколочка в мешок, чтобы на обратном пути выбросить в мусорный контейнер. Иначе кто-нибудь поранится, да и при­рода от этого краше не становится. Разве можно смотреть на это равно­душно? И что вы думаете? Первый же заброс удочки - и на крючок попадает жерех на четыре с лишним килограмма. Вот вам и совпадение!

Близился вечер. Ермак достал из ма­шины резиновую лодку, накачал её, за­грузил рыбацкими принадлежностями, закрепил видеокамеру и, раздвигая за­росли кубышки, отправился за щуками. На лодке я и сфотографировал его.

На другой день по электронной почте я получил от Ермака фотографии. На снимках - огромные щуки, сомы, лещи и другие пойманные им увесистые эк­земпляры рыб. Прислал, чтобы я не со­мневался в том, что рыбак он действи­тельно удачливый и что удача эта не­случайна. По его мнению, это щедрая дань природы за любовь и доброе к ней отношение.

Иван Назаров