Ледяное испытание

Наступившая зима полностью вступила в свои права. Мороз крепчал каждую ночь. Начавшийся днём ранее снегопад плавно перешёл в затяжную метель, плотно укрыв землю белоснежным одеянием. Сквозь узоры об­мёрзшего окна можно было наблюдать, как вся природа вокруг превратилась в стеклянное царство, где затаились даже птицы в надежде переждать лютую непогоду.
 
УСТУПКА ОТЦА
 
Шли школьные каникулы, которые со­всем некстати выпали на трескучие мо­розы. С детства неравнодушный к рыб­ной ловле, я с нетерпением ожидал сво­его первого зимнего похода на рыбалку. Раньше отец запрещал мне даже думать об этом, убеждая, что зимняя рыбалка не для детей. Отчасти я, конечно, пони­мал, что он прав, но со временем, когда я научился искусно владеть летней удоч­кой, мне очень захотелось попробовать свои силы с зимней. И мои постоянные расспросы о подлёдном лове, по всей видимости, в один прекрасный день так достали родителя, что он был вынужден отступить.
 
Несмотря на сильный мороз, отец при­нял решение взять меня с собой на ры­балку. Весь вечер я читал книги о спосо­бах ловли, о правилах поведения на льду водоёма — в общем, набирался теорети­ческих знаний о подлёдной ры­балке. А также собирал тёплую одежду. Дедовские валенки руч­ной работы, ватные штаны, тяже­ленный бушлат, шерстяные нос­ки, варежки из барашка и страш­ная ушанка, сделанная, похоже, из лисьего хвоста, были призва­ны спасти меня от холода. После всех приготовлений я лёг спать. Долго ворочаясь с одного бока на другой, переваривая радостную новость, предвкушая подлёдную рыбалку, я постепенно погрузил­ся в мир сна.
 
Жили мы на городской окраи­не, что было довольно удобно для рыболовных вылазок. Повсюду в округе было большое количество водоёмов, и добраться летом до нужного не составляло особого труда. А ещё из нашего окна был хорошо виден мелкий затон, пи­тавший свои воды от большой ре­ки. Долгими часами зимних хо­лодных дней я с интересом и за­вистью наблюдал с верхнего этажа, как чёрные силуэты, словно пингвины, пере­мещались по затону то вправо, то влево, собирались в кучу и вновь разбредались в поисках рыбы. Наконец пришло и моё время стать полноправным членом ог­ромной армии зимних рыболовов!
 
НЕБЫВАЛЫЙ КЛЁВ
 
 Несмотря на крепкий мороз и сильный ветер, мы достаточно быстро добрались до затона — места предстоящей ловли. Перед нами открылась широкая пойма с заснеженными полями и сам водоём, на льду которого находился всего один ры­болов! Съёжившись, он укрывался за самодельной стеной из снега, судорожно потирая замёрзшие руки. «Ну вот и при­шли, — сказал отец. — Давай искать ме­сто». Я, ещё разогретый от ходьбы, был готов на всё, но не понимал, как имен­но надо выбирать место, когда кругом один снег! Отец коротко объяснил, на ка­кие критерии в таких случаях необходи­мо ориентироваться.
 
Несмотря на все сложности, мы забу­рились на достойной глубине в полтора метра. Я достал из ящика зимнюю удоч­ку, насадил мотыля, отмерил глубину — и всё, я на зимней рыбалке!
 
Первая же проводка приманки в тол­ще воды — и кивок сигнализирует о поклёвке. Подсекаю! Плотва с голубовато-серебристым отливом трепещется в мо­их руках! Сколько радости я испытал в тот момент, не передать словами! Рыба клевала одна за другой! То ёрш, то окушок, то плотвичка. В процессе лова лес­ка удилища регулярно обмерзала льдом, поэтому приходилось пропускать жилку между губ, чтобы избавиться от намерзших ледышек.  «Ну вот, молодец!» — подбадривал меня отец. — «Давай поставим жерлицу на хищника, вдруг щуку пойма­ем?» — «Давай!» — с радостью согласился я, поймав подходящего живца.
 
Тем временем мороз крепчал. Тусклое солнце едва пробивалось сквозь туман­ные испарения от реки. Но я не замечал ничего, полностью погрузившись в про­цесс подлёдного лова. Оставляю на снегу пойманного живца, сверлю новую лунку быстро,  очищаю её от шуги, разматы­ваю жерлицу, отмеряю глубину. Нагиба­юсь за живцом... Но что это? Рыбка уже окоченела. Нужно ловить нового живца. Насаживаю на мормышку мотыля, опу­скаю в лунку, а мормышка не тонет, уда­ряясь о застывший лёд. Прочищаю лун­ку, но — поздно. За это короткое время на мормышке колом застыл мотыль. На­саживаю нового, моментально опускаю в воду, начинаю игру приманкой. Во вре­мя подъёма чувствую, что леска засто­порилась, — это снова замёрзла лунка. Очищаю. Поклёвка! Попалась живцовая плотвичка! Опускаю её в небольшое ве­дёрко с водой и затем подношу к жерли­це. Однако пока я транспортировал рыб­ку, она пристыла хвостом к стенке вед­ра намертво...
 
Отец с улыбкой наблюдал за каждым моим действием. Я же, в свою очередь, решил не сдаваться, хотя пальцы на ру­ках постепенно начали замерзать. Вер­нувшись к удочке, вновь начал бороться со льдом в лунке, в который к тому же вмёрзла леска. Очищаю всё, насажи­ваю мотыля, опускаю обратно. Поклёвок нет, однако леска снова вмерзла в лед, сковавший лунку при первой проводке. Вновь очищаю леску и понимаю, что мои пальцы стали как крюки. В этот момент я и задался вопросом: а как же можно согреться? И тут батя, ни на минуту не оставлявший меня без внимания, заявил: «Пора домой, мороз слишком сильный, можно застудиться». Я с радостью под­держал его предложение, одним махом закинув обледеневшую удочку и разло­женную жерлицу с висевшими на ней ле­дышками в рыболовный ящик. Уже через несколько минут пешей прогулки тепло медленно начало распространяться по всему телу. Хорошо, что отец вовремя дал команду собираться, чтобы оконча­тельно не развеять мои красивые мечты о подлёдной рыбалке!
 
Лишь в домашней обстановке, за чаш­кой тёплого чая, я окончательно согрел­ся. Сидя на подоконнике, всматривался вдаль, где в багровых лучах уходящего за горизонт солнца виднелся знакомый затон. Несмотря на ледяное испытание, желание рыбачить зимой у меня не про­пало—наоборот, постепенно набираясь опыта, я настолько пристрастился к ры­балке, что она стала неотъемлемой ча­стью моей жизни.
 
Подготовил Алексей Бахрюков
«Панорама города» № 8 (1030) 24 февраля 2016 г.