15 Января 2019

Огненное детство

Главы из книги «Это наша с тобой биография» - том 2

Огненное детство

Я хочу рассказать о своей маме – Нине Иосифовне Кузнецовой. Вот её воспоминания, рассказанные мне, а потом и записанные. Мама сама писала статьи. Это одна из них, где мама вспоминает о своём военном детстве (к сожалению, статья «Горит в душе моей звезда воспоминаний», опубликованная 15.09.1998 г. в газете «Степные зори» Акбулайского района Оренбургской области, даётся в сокращении, мы вынуждены придерживаться формата нашего сборника – прим. ред.).

«…Счастливая, мирная жизнь оборвалась 22 июня 1941 года. Как будто солнце зашло за грозные тучи, что сгустились над землёю. Началась Великая Отечественная война. На третий день войны мы услышали по радио глубокую по смыслу и красивую по суровой силе песню «Священная война». Мне 9 лет, на сжатых полях ученики собирали колоски. Картофельные поля перекопали. Домой не ходили, пока не выполнена норма. На рынке продукты по бешеным ценам. Помню, что баночка пшена (500 г) стоила 60 рублей. А мама получала 140 рублей. Тяжёлой была зима 1941 года. Весной все взялись за картофель, огороды, которые и спасали нас от голодной смерти. Чувство голода было постоянное. Глаза сами искали всё, что можно было съесть.

 Я знаю все съедобные травы и корни. Собирали щавель на лугах, крапиву, перекапывали картофель. Каким вкусным казался подсолнечный жмых, хотя чаще приходилось грызть горький, жёлтый хлопковый. Одно желание было – поесть вдоволь хлеба. Я с мамой. Целый день бредём по убранному полю, собираем колоски, вовек не забуду лепёшку из просяной муки, испечённую прямо на тлеющих углях. Она помещалась на ладони мамы. Это была норма на целый день. В доме холодно. Донбасс оккупирован. Завезли местный уголь, который не грел, а тлел до пепла. В ход пошли заборы, деревья.

С весны 1942 года начали думать о топливе. Слава кизяку и «перегару», что спасли нас от холода. Мама работала уборщицей в детдоме. Я ей помогала. Ящерицей ползала под кроватями, мыла полы. Палаты – по 15-20 кроватей. До сих пор помню ребят, поступивших в детдом. Худые, грязные, оборванные, голодные, испуганные. Сколько надо было иметь доброты, ласки, тепла служащим детдома, чтобы отогреть души детей, чтобы они начали смеяться! В классе холодно. Сидим одетые. Освещение скудное (а дома чаще сидели с коптилкой – пузырёк с фитильком). Учебников не хватало, бегали друг к другу. Тетрадь – роскошь. Писали на газетах, старых книгах, чернила делали из сажи. Но училась я на «хорошо» и «отлично». Мы с нетерпением ждали в школе большой перемены, во время которой давали 50 граммов хлеба и 10 граммов сахара, кипяток. В госпиталь мы ходили регулярно. Раненым дарили цветы, бумагу, карандаши. Выступали с концертами. Под диктовку раненого писали письма, которые отправляли без конвертов – треугольничком. Сколько старания, любви мы вкладывали в посылки для фронта! В носки, варежки, в кисеты с махоркой клали записки. Кто-то из солдат, наверное, читал и мои детские послания. С июня 1944 года по 1955 год работала в колхозе, чтобы помочь маме. Хлеб, овощи, хлопок и картофель, взращенные трудом на полях – это тоже оружие, это борьба за Победу. Мы в это верили! Какое счастье, безмерная радость – День Победы! Выжили! Выстояли! Дождались!»


Елена Анатольевна Лошакова 

Фото взято в свободном доступе из интернета

Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73