28 Марта 2014

Патриот русской словесности

Срезневский был из тех, кто категорически отвергал норманнскую теорию возникновения Руси

Евгений Данилин |
Патриот русской словесности
РУСОФОБАМ ВОПРЕКИ

Уже более одиннадцати лет прошло с того времени, когда в Рязани состоялась первая международная конференция «Славянские языки, письменность и Культура» . Приурочена она была к 190-летию известного учёного-слависта Измаила Срезневского, который родился в 1812 году. «Рязанец по деду и отцу», как говорил он о себе, Измаил Иванович завещал похоронить себя на земле предков. И сейчас село Срезнево Шиловского района приобрело благодаря этому человеку поистине мировую известность. Дед учёного являлся потомственным священником. Отец, Иван Евсеевич, работал на кафедре словесности Ярославского Демидовского высшего училища. А после переезда на Украину, почти совпавшего с началом Отечественной войны 1812 года, был заведующим кафедрой российского красноречия и поэзии Харьковского университета. «Словесная любовь» перешла к сыну от отца. Измаил Иванович, поступивший на службу в Харьковское депутатское дворянское собрание, добровольно отказался от карьеры чиновника-управленца и выбрал гуманитарное поприще. Измаил Иванович Срезневский — первый в России доктор славяно-русской филологии. Он составил первый словарь древнерусского языка. Этот труд, которому он посвятил более сорока лет жизни, не устарел до сих пор, востребован во всём мире. И вовсе не потому, что все народы мира хотят приобщиться к древнерусской культуре. Просто некоторые лингвисты считают, что все языки берут корни от славяно-русского. И вытравить такое убеждение пока не в силах даже самые ярые русофобы.


ЯЗЫКОВАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Первым, кто подкрепил гипотезу о причастности славян к возникновению других народов примерами, был адмирал в отставке Александр Шишков, президент Российской академии наук эпохи Николая Первого. «Без сомнения, творцами первобытного языка были две человеческие способности: чувства и ум, — рассуждал Александр Семёнович. —Первобытный язык исчез сам по себе, но присутствует во всех сейчас существующих; но не словами своими, а корнями, из которых свои ветви произвели все наречия. Одни слова забываются, другие изменяются, третьи вновь выдумываются и входят в употребление. Но забытое сочетание букв не перестаёт существовать».
Измаил Срезневский, опираясь на введённые Александром Семёновичем в научный оборот знания, в свою очередь пришёл к следующему выводу: все существующие наречия можно объединить одним и тем же языком, изменившимся с распространением народов по земле. Не станем утверждать, будто японский и русский языки есть одно и то же, - сходился во мнении Срезневский с Шишковым, - но не будем и то почитать за несбыточное дело, чтоб могли быть в японском и русском следы, которые показывают единство их происхождения». А больше всего Измаилу Ивановичу нравилось цитировать эти слова своего заочного учителя: «Ни один язык, особливо из новейших европейских, не может в преимуществе равняться с нашим. Иностранным словотолкователям для отыскания первоначальной мысли в употребляемых ими словах надо прибегать именно к славяно-русскому языку: в нём ключ к объяснению и разрешению многих сомнений». Как и Шишков, Срезневский исходил из той предпосылки, что всякий человек заимствует свой язык от тех, кто его с раннего детства воспитывает. И общепонятная формула «от отца — к сыну в этом случае обобщённо действует как нельзя лучше. Поскольку эволюционно данная цепь за некоторыми несущественными исключениями никогда не прерывалась, то язык первого народа должен в той или иной форме обязательно дойти до последних представителей рода человеческого. Переходя из уст в уста, от поколения к поколению, одно и то же слово большей частью исторически изменялось так, что в результате могло стать совершенно на себя непохожим. Каждый народ рассуждает по собственному соображению и свойству своего языка. Употребляя общее слово, один часто понимает под ним нечто иное, нежели другой. Но оба понятия сходны по значению. Русские, к примеру, под словом «смерть» подразумевают лишение жизни, а голландцы под своим смотрит — болезнь, мучения, которые эту самую жизнь всего лишь сокращают. И подобных примеров соотносительно с русскими всевозможных других языков различных народов — великое множество.


БРАТЬЯ СЛАВЯНЕ

Срезневский был одним из тех, кто категорически отвергал норманнскую теорию возникновения Руси. При анализе имён русских князей и послов он выделил и чисто славянские, и скандинавские. Но последние, как им отмечалось, не предполагают неславянского происхождения их носителей. К слову сказать, некоторые исследователи считают, что Рюрик - это искажённое имя Георгий, известный нам как Победоносец. Мнение русских патриотов о причастности славян к возникновению других народов мира в особенности актуально сейчас, когда упрочение позиций русского языка в сегодняшних условиях становится вопросом государственной важности. Ведь даже неспециалисту нельзя не заметить, как наш язык всё больше искажается. Кудесник слова, как называли Срезневского единомышленники, предупреждал: Где чужой язык употребляется предпочтительнее родного, где чужие книги читаются более, нежели свои, при безмолвии словесности всё вянет и не процветает. Если из трудов прозападных авторов выписать места, где они рассуждают о России, то мы в них, по большому счёту, на протяжении целых десятилетий не найдём ничего, кроме лжи, презрения. Нам предсказывают полное разложение и близкую гибель. Изданная на итальянском книга на данную тему, например, прямо так и была названа: «Прощай, Россия!»

 Зачатки этого явления можно найти и у некоторых авторов времён Срезневского, которым Измаил Иванович давал сокрушительный отпор в своём ответном слове. И процесс этот продолжается. В научных кругах Запада слава наших предков попирается с такой же яростью, с какой в недавнем прошлом было осуществлено нападение на славянскую Югославию. К слову сказать, по степени близости к старославянкому языку, русский стоит на первом месте, а сербский – на втором.

Евгений Данилин ("Панорама города" №13 2014г )
Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 73