20 Апреля 2017

Идеология сектантского протеста

Журналист «Малой Родины» пообщался с сектоведом и церковным историком Александром Леонидовичем Дворкиным

Идеология сектантского протеста
Череда страшных терактов прокатилась по миру. 3 апреля 2017 года навсегда черной датой войдет в историю современной России. Из-за теракта в метро Санкт-Петербурга погибло 14 человек. По версии следствия, обычные горожане, ехавшие кто с учебы, кто на работу, стали жертвами религиозного фанатика. Не умолкают взрывы бомб и в соседнем государстве – Украине. В 2014 году там произошел государственный переворот. Не секрет, в этом государственном перевороте активное участие приняли сторонники деструктивных культов. Сектанты одними из первых начали задавать тон протеста. Об этом и другом удалось побеседовать журналисту «Малой Родины» с сектоведом и церковным историком Александром Леонидовичем Дворкиным.

DSC_2925-2.jpg
Журналист "Малой Родины" беседует с церковным историком

 - Принято считать, что современная Россия активно перенимает американский образ жизни. В одной из своих программ вы говорили сами, что колыбель большинства современных действующих сект – это штат Калифорния. Наверняка это связано с какими-то историческими событиями. Есть ли угроза появления «своей Калифорнии» в России?

- Про «штат Калифорния», скорее, полемическое преувеличение. Просто в Калифорнии действительно очень много сект появляется, и даже если они появляются не в Калифорнии, то именно в этом штате могут крепко пустить корни. Надо сказать, что в Америке к жителям Калифорнии своеобразное ироническое отношение. Справедливости ради, для большинства действующих сект Калифорния не является родиной. Если брать Россию, то больше половины из них вполне отечественного происхождения.

- Тогда есть ли угроза появления условной «Калифорнии» в России?

 - Эта «Калифорния» уже есть. Секты плодятся и множатся. Сложно её привязать географически. Это скорее «калифорния» ума, «калифорнизация» всего населения. У большинства населения, фактически, оккультный менталитет, который дает прекрасную почву для роста сект.

 - Тогда почему мы так часто говорим о сектах именно американского происхождения? 

- Вы говорили ранее о том, что Россия перенимает американский образ жизни. Америка очень разнообразная страна. Сегодня она сильно отличается даже от той Америки, в которой жил я сам двадцать с лишним лет назад. Сейчас это государство с диктатурой политкорректности, где люди не могут свободно высказаться по целому ряду вопросов, где агрессивное меньшинство навязывает свои взгляды запуганному большинству. Я имею ввиду всевозможные «секспросветы», идеология гомосексуализма, смены пола и так далее.

 - Такое ощущение, что мы, по-настоящему, сами не далеко от этого…

 - Безусловно, мы движемся в том же направлении, но пока еще, Слава Богу, сильно отстаем. Удастся ли переломить эту тенденцию и пойти в другом направлении – не знаю. Но хотя бы так. Мы сзади, и движемся довольно медленно. 

- А какое отношение к сектам в США?

 - Сейчас в США царит идеология политкорректности. Я должен сказать, что Америка, до середины 90-х годов с сектами очень активно боролась. Она лидировала в мире по активности борьбы против сект. Но в начале-середине 90-х произошел какой-то перелом. Очевидно, что кто-то в верхах понял, что если невозможно явление победить – надо его возглавить. После этого Америка стала поддерживать секты в ущерб интересам большинства христианского населения Соединенных Штатов, и даже начала использовать секты как фактор международной политики. Секты используют как способ давления на государства, некоторые духовные лидеры сект и их высокопоставленные последователи сотрудничают с американскими спецслужбами, других используют как агентов влияния… И надо признать, это даёт определенные результаты. Надо ещё сказать об особенностях американской судебной системы. В США многие люди просто запуганы и боятся выступать против сект. Например, журнал «Time» в начале 90-х опубликовал прекрасную подборку статей о сайентологии под общим названием «Сайентология – культ алчности и власти». После этого сайентологи стали судиться с журналом, и судилось очень долго, 15 лет. В результате, журнал полностью выиграл все суды. Было доказано, что все что указывалось в серии опубликованных ими статей – полная правда. Но журнал «Time» ничего больше о сайентологии не напишет, потому что им вряд ли захочется судиться ещё 15 лет.

 - Технологии, которые применяются сектами, так же активно используются в политике. Каким образом можно понять, что сектантские технологии применяются на той или иной акции?

 - Политические и сектантские технологии – это немного разные вещи. «Кто не скачет, тот москаль» - это управление митингом. И управление митингами на Украине действительно было полностью списано с неопятидесятнических методик управления. Первый майдан был во многом неопятидесятнический, когда члены секты «Посольство Божие» работали непосредственно на сцене и отрабатывали американские гранты. Да они это и не скрывали. Лидер секты Сандэй Аделаджа ходил по Киеву и кричал: «Бог дал Украину нам в руки». А мэром Киева тогда стал адепт его секты. Разумеется, этого им было мало, он попал в финансовую аферу, от наказания за которую ему удалось уйти, но пока шли разбирательства, он прозевал второй майдан. Но там его услуги уже не потребовалось. Технологи уже выучили урок как заводить толпу, и переняли опыт неопятидесятников.

 - А в России подобное участие сект в политических процессах возможно? 

- Конечно. В России есть свои неопятидесятники, и они всеми силами пытаются вмешиваться в политику.

 - Страна пережила страшную трагедию, которая произошла в Санкт-Петербурге, погибло 13 пассажиров, ехавших в одном вагоне метро со смертником- террористом. По версии следствия, смертник был под влиянием одной из сект псевдоисламского радикального толка. В связи с этим, у многих возникает вопрос, насколько такое возможно в христианстве?

 - В конце концов, была же секта «Ветвь Давида», которая выросла из адвентизма и которая взорвала себя и детей… Надо уточнить, что мы говорим о псевдоисламе, и о псевдохристианстве. Попав под влияние тоталитарной секты, террорист мог верить, что, совершив самоподрыв, он спасает себя и даже тех, кто пострадает от его взрыва. Секта может использовать все что угодно для достижения каких-то целей


 - Государство должно жестоко и решительно вмешиваться в деятельность сект, например, чтобы предотвратить такие трагедии в будущем?

 - Безусловно, государство не должно вмешиваться в религиозные убеждения. Оно не должно диктовать, кому и во что верить. Но если есть организации, которые нарушают права граждан, которые их эксплуатируют, которые практикуют тотальный контроль, а тотальный контроль – это всегда страшно, это как бомба замедленного действия, то, безусловно, государство должно реагировать и каким-то образом решать вопрос о существовании подобных организаций. Но государство не имеет права вмешиваться в то, во что верят люди. Иначе это приведет к самым непредсказуемым последствиям, как это было с Советским Союзом.
Иван Бортников 

Важно знать: 
Определение А. Л. Дворкина «Тоталитарная секта» - особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под различными масками: религиозными, политическими, оздоровительными, образовательными и даже культурологическими. 

Справка «МР»: 
Александр Леонидович Дворкин — российский исследователь современного религиозного сектантства, деятель антисектантского движения в России, светский и церковный историк, православный богослов, общественный деятель, писатель. В 1977 году переехал в США, увлекшись идеями движения хиппи. Окончил Свято-Владимирскую православную духовную академию в Нью-Йорке, а затем докторантуру Фордхемского университета в том же городе. Возглавляет Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского.






Читайте также
Загрузить еще
1 2 3 4 5 ... 62